Корни русских «ультрас» скрываются в радикальных группах, возникших в последние десятилетия существования Советского Союза. КГБ даже считала их агентами ЦРУ.

Столкновения, случившиеся полтора года назад в Марселе во время чемпионата Европы 2016, что стали фоном матча сборных Англии и России, захватили внимание международных СМИ. Для некоторых тот факт, что футбольные хулиганы опять принялись за свое, стал удивительным. Снова футбол оказался на обложках газет из-за фанатского насилия. Однако в данном случае главными героями стали не вечные участники подобных разборок англичане, а их русские коллеги. Многие внезапно для себя открыли, что феномен футбольного хулиганства не был эксклюзивным правом для британцев. Откуда появились эти русские, что отважились бросить вызов англичанам – хулиганам с репутацией, однако с каждым днем погружающимся во все более серьезный кризис.

Хулиганство не было новым понятием в Советском Союзе, однако до начала семидесятых мало ассоциировалось с футболом, и главным образом было связано с алкоголизмом и «непристойным поведением». В 1953 году смерть вождя и «отца народов» Иосифа Сталина привела к власти Никиту Хрущева. Новый генеральный секретарь ЦК КПСС принял должность в первые годы «Холодной войны». Несмотря на то, что образ Хрущева в сравнении со Сталиным был более демократическим, что во многом и обусловило его уход через 10 лет, во время пребывания у власти он проводил жесткую кампанию по борьбе с хулиганством. Тысячи советских граждан были обвинены по этой статье, которая касалась как разбойных нападений, так и занятия сексом в «извращенной форме».

В послевоенный период хулиганство являлось тяжким преступлением, а также считалось неуважением к ценностям советского общества. Наказание могло составлять до 5 лет пребывания в ГУЛАГе (в 1956 году осужденные в хулиганстве в исправительно-трудовых лагерях составляли 15,9% от общей численности заключенных, а осужденные, например, в контрреволюционных преступлениях – 11,3%). Хулиганство стало массовым преступлением: к 1963 году 1 из 25 мужчин в возрасте от 18 до 40 лет был приговорен судом или задержан за акты вандализма.

Культура активного боления в этой стране уходит корнями в 1972 год – тот самый год, в котором в скандальном баскетбольном финале Олимпийских Игр в Мюнхене встретились сборные СССР и США. В те времена Советский Союз, который возглавлял Брежнев, старался преодолеть финансовый и политический кризис, начавшийся годами ранее. К сложностям, спровоцированным желанием руководства переориентировать свою экономику, добавлялось уплотнение правящего бюрократического аппарата и робкие преобразования в стане оппозиции и интеллектуалов-диссидентов. Также в этих непростых условиях Брежнев пытался найти понимание и общие точки соприкосновения с американским президентом Ричардом Никсоном, несмотря на войну во Вьетнаме.

Примерно в это время и появились первые зачатки развития такого феномена, как организованные болельщики в СССР. В том же 1972 году один болельщик московского «Спартака» появился на матче «народной команды» с шарфом, выполненным в традиционных клубных цветах. Так по сути курьезный и малозначимый факт превратился в настоящий символ для его современников.

Однако те пионеры болельщицкого движения были антиподами нынешних фанатов. То были мужчины около 40 лет с длинными шевелюрами (мало что общего с коротко стриженными парнями, которые населяли фанатские трибуны в последнее время, правда?), которые в ту пору считались знаком пренебрежения к общественным нормам, одетые в залатанные куртки и джинсы и старавшиеся копировать все то, что они узнавали из западной Европы. Благодаря газетам и кассетам, которые попадали к ним в руки, они первыми познакомились с музыкой «The Beatles», а потом и с таким общественным феноменом, как футбольные хулиганы.

Вскоре эти болельщики организовались в небольшие группы поддержки своих команд. Этот факт не понравился представителям советской госбезопасности, которые считали сильную любовь к футбольному клубу чем-то антисоветским. Поэтому в конце семидесятых власти разработали репрессивные меры против таких болельщиков, лидеров которых обвиняли в сотрудничестве с ЦРУ. В те времена простой факт нахождения на стадионе с чем-то, на чем была нарисована клубная эмблема, был достаточным мотивом для того, чтобы тебя выгнали со стадиона.

Та Москва была худшим местом для активного болельщика. Столичная полиция отличалась особенной жестокостью в отношении таких людей. Подобный прессинг и спровоцировал организацию первых фанатских выездов. За пределами Москвы полицейские гонения были слабее, и так болельщики могли поддерживать свои команды, не опасаясь серьезных репрессий. Первый официально непризнанный фан-клуб вызрел в 1979 году внутри болельщиков «Спартака». Уставшие от нападений во время выездов, которые совершались них причине принадлежности к столице, поклонники «красно-белых» решили объединить усилия, чтобы давать отпор группам молодых людей из провинций, куда приезжал «Спартак». В тех далеких городках, куда спартаковские фанаты прибывали, проведя 2-3 дня в поездах, они были излюбленной мишенью.

Акты насилия не были чем-то удивительным в те годы, когда районные банды сходились в битвах, чтобы установить свое территориальное доминирование. Те самые драки, о которых договаривались заранее, были известны как «стенка на стенку»: две линии (или стенки) людей, которые шли в кулачный бой друг на друга. Часто все это заканчивалось кем-нибудь покалеченным или даже убитым. Традиция «стенки на стенку» восходит к Средним векам, а корни скрываются в маленьких традиционных славянских городах России, Украины и Беларуси. В те времена такие соревнования обычно совпадали с последним днем перед Великим постом. Для того, чтобы избежать их распространения, в 17 веке власти издали декрет, по которому отмечание праздника должно было согласовываться с силами правопорядка. Как и современные уставки, те драки проходили по своим собственным правилам.

Несмотря на то, что в пятидесятые годы XX века советские власти пытались запретить такие схватки, вследствие которых молодые люди уже приходили в армию с синяками и травмами, как массовое явление «стенка на стенку» просуществовало вплоть до восьмидесятых. В начале восьмидесятых радикальные болельщики уже появились в таких городах как Киев или Ленинград. Распространение феномена повлекло за собой увеличение количества членов таких бригад. В Москве фанатские группы в ту пору собирали от 300 до 400 человек.

Однако отчужденность Советского Союза мешала этим группам взять на вооружение те тенденции, что существовали на старом континенте. Это изменилось с приходом к власти в СССР Михаила Горбачева в марте 1985 года, всего за 2 месяца до трагедии на «Эйзеле». Новый генеральный секретарь коммунистической партии провел реформы, появилась гласность и началась перестройка, что привело к ослаблению мер безопасности и к появлению возможности у болельщиков узнавать о тех событиях, которые происходили на трибунах стадионов вдали от границ их страны. Именно с распространением фотографий с трагедии, случившейся на бельгийском стадионе, начали популяризироваться фанатские кричалки на английском и разрослись случаи насилия на стадионах.

В 1987 году около 300 болельщиков «Спартака» сразились в центре Киева с поклонниками местного «Динамо». Тот эпизод разделил футбольное боление в СССР на до и после. Несмотря на то, что драки не были чем-то из ряда вон выходящим, ведь они происходили на протяжении трех предшествовавших десятилетий, совпадая с принципиальными матчами московских команд (похожие случаи также происходили и в других республиках бывшего СССР, таких как Латвия и Украина), именно это инцидент сделал очевидным величину феномена. Именно в ту пору в стране начался рост новых групп активных болельщиков. Проблема обострилась еще сильнее, когда эти активные фанаты стали ездить на выездные матчи постоянно.

В 1990, в год воссоединения Германии после падения берлинской стены и разрушения ГДР, спартаковские «ультрас» добрались и до Праги. В центре чешской столицы они стали участниками нескольких заварушек, после чего были побиты местными хулиганами. Те москвичи поклялись отомстить за то унижение, хотя для этого им пришлось ждать до 1999 года, когда оба клуба снова встретились в матче Лиги чемпионов.

Падение Советского Союза, ставшее официальным с подписания Беловежского соглашения 8 декабря 1991 года, не только засвидетельствовало конец самого большого социалистического государства в мире, но также расчленило советский футбол, главные звезды которого отправились на Запад в поисках лучшей жизни. Параллельный кризис случился и у футбольных болельщиков, однако продолжался он лишь до 1994 года, когда феномен активного боления снова вернулся на стадионы благодаря рвению московских фанатов.

panenka.org
Перевод inoprosport.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс