Впервые появившись в 1990-е, российские футбольные хулиганы сильно подражали английским, переняв и одежду, и выражения, включая термин для названия хулиганских групп — «фирмы», пишет Патрик Ривелл в газете The New York Times. «Россияне также разделили английскую страсть напиваться до беспамятства и затевать пьяные потасовки», — говорится в статье.Однако российская хулиганская сцена пережила трансформацию, отмечает журналист. Новое поколение мало ассоциируется с пивной бравадой и неумением устоять на ногах в драке, что свойственно традиционным европейским хулиганам, или с насилием подчас уподобляющихся ополченцам южно-американских ультрас». Фанаты, появившиеся в России в последнее десятилетие, «одержимы фитнесом, обучением элитным боевым искусствам и — по крайней мере, во время драк — воинственной трезвостью», сообщает Ривелл.

Российская хулиганская сцена, известная как «Околофутбола», «стала, пожалуй, самой жесткой в Европе», и за год с небольшим до проведения ЧМ в России «самые радикальные российские фанаты могут приводить себя в наилучшую боевую форму за всю жизнь», пишет автор.

«Хотя в их возможностях никто не сомневается, наблюдатели за фанатским движением, футбольные чиновники и сами хулиганы считают практически невероятным, чтобы беспорядки, учиненные российскими фанатами на прошлогоднем чемпионате Европы во Франции, повторились на их родной территории», — информирует корреспондент.

«Российские хулиганские группы подвергаются беспрецедентно крутым мерам со стороны властей, которые решили, что ЧМ должен пройти гладко», — говорится далее. «Поверьте, годы перед ЧМ-2018 будут самыми тихими в истории российского футбола», — передает автор слова Андрея Малосолова, футбольного журналиста, который участвовал в создании Всероссийского объединения болельщиков.

Обращаясь к событиям в день матча Англия-Россия на Евро-2016, Ривелл отмечает, что, хотя англичане тоже участвовали в столкновениях с полицией, в результате чего шесть человек было арестовано, «большинство наблюдателей были потрясены более эффективным насилием россиян». «Российские фанаты особенные, — отметил тогда Антуан Бутонне, руководитель подразделения французской полиции по борьбе с футбольным хулиганством. — Это фактически полувоенное формирование».

«Я смотрю на новое поколение и действительно удивляюсь, — передает журналист слова Елены Быковой, одного из продюсеров фильма «Околофутбола». — Они не любят алкоголь, наркотики. Они все ходят в тренажерный зал». «Эволюция фанатов соответствует более масштабным сдвигам в российском обществе, — отмечается в статье. — Тренд увлечения боевыми искусствами и фитнесом — частично продвигаемый Кремлем и президентом Путиным, натренированным дзюдоистом, который гордится своим спортивным образом, — распространился на фанатские круги».

«В то же время, — говорится далее, — российское силовое государство вновь заявило о себе, загнав хулиганское насилие в подполье». Журналист сообщает, что «большая часть российских хулиганских драк теперь проходит в удаленных лесах, где в выходные дни группы молодых людей из соперничающих клубов бьются друг с другом на лесных опушках». Как рассказывает Ривелл, правила на таких поединках немногочисленные: «никакого оружия, остановка по команде судьи». «Соблюдаются и некоторые любезности: топтать голову не одобряется, но это не запрещено», — добавляет он.

«Это стало скорее видом спорта», — пояснил журналисту 37-летний Иван Сергеев, хорошо известный бывший члена одной из главных московских «фирм», Union, по прозвищу Il Duce (так называли Бенито Муссолини. — Прим. ред.).

«Недавним вечером две дюжины молодых мужчин собрались в модном московском тренажерном зале, — рассказывает корреспондент. — Прикрывая лица масками с черепами, они разогрелись, а потом провели тренировочные боксерские встречи и поединки по армрестлингу. «Теперь все это на ином уровне», — передает автор слова Евгения Березина, который руководил занятием. В статье говорится, что Березин участвовал в организованных потасовках на протяжении 10 лет, но недавно завязал, чтобы, по его словам, посветить себя актерству. Теперь хулиганские «фирмы» и в самом деле — подпольные бойцовские клубы, заключает журналист.

Евгений Березин

«Прошлой весной, — пишет далее автор, — драка между двумя главными московскими «фирмами» привела к домашнему аресту пяти фанатов, включая лидера одной «фирмы». Мужчинам грозит тюремный срок — необычайно суровое наказание для подобной потасовки». Как сообщает корреспондент, «аресты напугали участников боев, а тем временем последовали новые задержания и череда обысков дома у фанатов». Сами фанаты рассказали изданию, что «к ним наведываются вооруженные полицейские и они получают телефонные звонки с предупреждениями о слежке».

«На самом деле, — отмечает Ривелл, — давление на хулиганские группы растет уже не первый год. Фанаты заявили, что оно заметно интенсифицировалось после революции на Украине в 2014 году, в которой украинские футбольные фанаты считаются решающей силой в борьбе с полицией». Предыдущие крутые меры были приняты после беспорядков с участием болельщиков на Манежной площади в 2010 году.

«Центр «Э» МВД, ответственный за отслеживание террористов и организованных преступных группировок, теперь следит также за хулиганами, а многие фанаты полагают, что их переговоры фиксируются, — информирует журналист. — Даже бои в лесах стали нечастыми, учитывая недавно возросший риск ареста». «Движение парализовано», — заявил автору вышеупомянутый Иван Сергеев.

Пиара Поуэр, директор организации по наблюдению за болельщиками — FARE — заявил журналисту, что он «уверен» в том, что на ЧМ-2018 не будет крупных беспорядков. «Учитывая нынешнее давление на фанатов и масштабное развертывание полиции, которое ожидается в следующем году, местные фанаты признают, что надежды на драку мало», — говорится в статье.

«Не то чтобы хулиганы ее не хотели», — уточняет автор. «Желание огромное, — передает автор слова Алекса, члена RB Warriors. — Когда у нас проводится такое мероприятие и приезжают люди со всего мира, мне действительно этого хочется». В заключение болельщик пообещал «Если меня не арестуют, то в 2018-м, Бог даст, я кого-нибудь побью».

Патрик Ривелл | The New York Times

Перевод: InoPressa

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс