13 мая 1990 года. Матч Смерти.

Весь день в Загребе не угасали очаги стычек футбольных фанатов «Динамо» и белградской «Црвены звезды».

Выезд в Хорватию у «Црвены» возглавил сам Аркан, знаменитый сербский военачальник, впоследствии – основатель Сербской добровольческой гвардии (известной как «Тигры Аркана» – настоящие профи, головорезы). Вместе с ним в Загреб отправились три тысячи бесстрашных, лучших из лучших – тех, кто через несколько лет сражались бок о бок за православную Сербию.

В те годы отношения между нациями внутри Югославии, как вы, наверное, помните или знаете, были катастрофическими. Страну раздирал национализм и внутренние проблемы, она стояла на краю пропасти. Оставалось только чуть подтолкнуть…

Футбольные матчи между сербскими и хорватскими клубами вышли за рамки футбола и стали исключительно политикой. Проиграть было нельзя – касалось ли это фанатских боев или самой игры.

«Bad Blue Boys» – главная ультрас бригада загребского «Динамо» – усердно готовилась к 13 мая; все знали, что в этот день грядет что-то особенное. Но случилось то, что случилось.

Едва футболисты отыграли 10 минут, как разъяренные фанаты гостей снесли ограждения и с ножами напали на сектор хорватского «Динамо», на ходу выкрикивая лозунги вроде «Загреб – сербский». Нападение было отбито. Но хорваты не могли не отомстить «Црвене» и через некоторое время организовали контрнаступление, которое было не без труда остановлено полицией. Полицейские ряды состояли в основном из сербов, которые отнюдь не церемонились с загребцами – в ход шли дубинки, слезоточивый газ, гнев. Жестокость правоохранителей только усугубила и без того шаткое положение: рассвирепевшие фанаты хозяев в минуты смяли полицейских (которых к тому же было в разы меньше) и вырвались на поле. На зеленом газоне, по всему стадиону «Максимир» началась настоящая битва, ставшая теперь уже легендарной.

Они уродовали друг друга целый час. Лишь с помощью военной техники удалось остановить кровопролитие. Сотни человек пострадали в этой мясорубке. Стадион «Максимир» был частично разрушен.

Что же касается футболистов, то некоторые из них и не думали покидать поле. Среди них – капитан загребского «Динамо» Звонимир Бобан. Увидев, что полицейский избивает хорватского болельщика, Звонимир попытался оттащить в сторону полицейского, после чего ногой в прыжке ударил противника. Одноклубники Бобана тут же бросились к нему на подмогу и окружили его, действуя как телохранители – так, чтобы до него не смог добраться слуга закона. (Который, как потом выяснилось, был боснийцем-мусульманином, через несколько лет после инцидента он публично простил Бобана за тот удар).

После того эпизода Бобан стал легендой Хорватии. Он, публичная личность, знаменитость, открыто сражался против Югославии.

Тот самый удар Бобана

События 13 мая 90 года оказали едва ли не решающее влияние на дальнейшую развязку событий на Балканах. Как я уже говорил, «оставалось чуть подтолкнуть». Многие люди в бывшей Югославии и сегодня считают, что знаменитый Матч Смерти стал последней каплей, после которой гражданская война стала неизбежной.

Как это порой случается, с обретением независимости жизнь клуба и его болельщиков стала только хуже. Глава Хорватской республики Туджман объявил, что название клуба является пережитком коммунистического прошлого, после чего дал ему имя «Хаск Градьянски». (Логика такая: когда-то в Загребе были две команды: «Хаск» и «Градьянски», которые были расформированы при коммунизме). Через несколько лет, впрочем, команда была вновь переименована – на этот раз ей дали имя «Кроация».

«Bad Blue Boys» были в ужасе от таких «инициатив» и не переставали бастовать и протестовать против подобных перемен. Они хотели, чтобы им вернули их родное «Динамо».

Во время первой игры «Кроации» загребские фанаты были разогнаны усилиями специально подготовленной полиции, которая ко всему прочему изымала атрибутику с символами «Динамо». Мятеж был подавлен в балканском стиле – сурово: дубинками по голове, газом в глаза. После этих акций множество фанатов бывшего «Динамо» оказались в больницах с серьезными увечьями. А хорватские СМИ о случившемся словно и не знали, а ничего и не произошло, собственно…

Тогда же, кстати, был введен официальный запрет на символику загребского «Динамо».

Спустя годы подполья, примерно с 98-го, фанаты «Динамо» предприняли попытки вернуться на стадион, и разумеется, положили на закон – проносили с собой на трибуны символику любимого клуба. Стычки с полицией, которая пыталась изымать запрещенную символику, стали делом вполне обыденным и рутинным. Лишь в 2000 году, когда в стране сменилась власть, новое правительство на радость фанатам вернуло клубу его прежнее название. Конфликт был исчерпан.

На сегодняшний день «Bad Blue Boys» – быстро развивающаяся банда ультраправого толка. (Как известно, при гитлеровском нацизме Хорватия была марионеточным государством с фашистским диктатором Анте Павеличем и множеством концлагерей на своей территории; поэтому удивляться идеологии фанатов загребского «Динамо» не стоит). У «Bad Blue Boys» также множество объединений и филиалов (есть даже в Австралии). Загребские болельщики известны по всей Европе оглушительными «третьими таймами» и своей знаменитой песней «Dinamo ja volim» («Я люблю «Динамо»), которую они браво исполняют перед каждым матчем. Что касается драк, то упражняются загребцы в основном на «Торсиде» – фанатах сплитского «Хайдука». Кроме этого динамовцы часто проводят бои с сербскими группировками, в особенности из «Црвены Звезды» или из «Партизана».

 Источник: http://www.sports.ru/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

  1. неважно:

    Хорошая серия про клубы, едим дальше, дальше — лучше .

  2. Имя:

    «Страну раздирал национализм»
    ИТАР ТАССом повеяло.

  3. Имя:

    «Они уродовали друг друга целый час. Лишь с помощью военной техники удалось остановить кровопролитие»
    Ааа, ебать, слог-то какой.

  4. оп:

    Да это же слог Аркадия Зайцева, который неистово надрачивал в своем бложике на паули, ливорно и прочее говно.