Рассказ стоса из Ярославки.

2005 год:
Это была моя первая большая драка в составе Ярославки. День, вписавший черную страницу в историю нашей банды, день нашего поражения. C раннего утра мы мутили, куча разъездов и передвижений по городу, до матча оставалось меньше двух часов. Звонков куча, по сообщениям, «мясо» просто повсюду: сотка на Таганской, 150 чел у кинотеатра на Новогиреево, 60 чел на Новослободской и еще и еще.


Наконец приезжаем на Проспект Мира. Идем к метро, перебегаем дорогу. Нас под сотку, идем в метро. По информации с ВДНХ едет большой моб «мяса».

Перепрыгиваем поручни охуевшие глаза кассирши и едущих случайно мимо пассажиров. Бинты, капы, капюшоны на голову. Ебать-колотить, вечеринка уже близко=).

Проходим через всю платформу радиальную станцию, поднимаемся по эскалатору и встаем на переходе к кольцу. Сейчас они будут. Стоим, их нет.

Лидер командует, идем назад на радиальную по ответвлению. Кто-то уходит вперед, и я слышу крики: «МЯСО»!!! Бежим вперед, за поручнями вверх по эскалатору поднялись уже первые ряды врагов. Драка идет даже не стенка на стенку, скорее по одиночке из толпы выскакивают люди и наносят удары. «Мясо» ссыт, а нас просто мало.

Я оглядываюсь и вдруг понимаю, насколько нас мало. Явно не сотка, которая была вначале. Человек 40 по ощущениям. «Мяса» все больше. С каждой секундой эскалатор приносит новых врагов. Все больше и больше. Альянс GF, Туки, RWDB, Синдикат, и прочие. Все лучшее из «мяса», не считая Union.

Потом уже разным людям знакомое «мясо» из GF и RWDB говорило, что их было 170,а то и 200. Им же показалось что нас человек 50 в лучшем случае. Впрочем, какая разница кто и сколько, оправдание для слабаков важно наше поведение и итог.

Они прыгают и сносят ограждения, нас запрессовывают в коридорчик перехода. Стоим, но очень недолго. Тут у многих из оставшихся сдают нервы, и они включают заднюю. Через несколько секунд я обнаруживаю и себя бегущим вслед за всеми

Потом оказалось, что в соседнем параллельном проходе три человека, мегабойцы Ярославки Я-за, Га и Б-р, почти минуту удерживали всю эту нереальную толпу, рубились насмерть, но завалили и их. Завалили всех оставшихся, всю «основу», порядка 25-30 человек. Потом они поднимались и прыгали второй раз на уходящий Альянс, чтобы быть опять приваленными. Это было поражение. Вся старая Ярославка осталась лежать там.

Если говорить о том, что я чувствовал? Во многом стадное чувство, оно повлияло на силу духа. Когда нас оттеснили в переход, рядом сорвались и побежали люди; когда человек, которому я подпирал спину, оттолкнув меня, стартанул, когда я наконец увидел и осознал, сколько же «мяса» на нас напирает я просто почувствовал, дело проиграно. Что я тут, здесь и сейчас один, а не вместе со всеми. Что все кончено и я уже никак не могу повлиять на результат. Когда я это почувствовал я развернулся и отступил.

Я побежал даже не потому, что испугался за здоровье, а потому, что в тот момент смирился с поражением, психологически что-то надломилось.

И в этом и есть моя слабость. И это хуже трусости, как я считаю.

Потом было много слов. И много дел. Наказывал себя я сам. Делал выводы.

Жить с этим намного хуже в хлам разбитого лица».

  Отрывок из книги «Насилие.Ру».