Хулиган минского «Торпедо» Андрей и фанат столичного «Динамо» Митя «Очки» рассказывают о вписках на поезда без билетов, драках с гопниками, скинхэдах, моде и зарождении хулиганизма.

2

Я ходил в школу в шарфе минского «Динамо». Болел за команду, но выездные матчи не посещал. С фанатами до определенной поры мы почти не пересекались. Существовали совершенно параллельно. Первая же более-менее серьезная встреча принесла негатив. Какой-то фанат пристал на улице и хотел снять с меня шарф, попутно выясняя, знаю ли я какого-то Эла. Условия нашего общения были простыми. Если я не знаю упомянутого Эла, то получу по голове. Ситуацию удалось решить пацифистстки. Через пару лет в нашей компании появился человек с сектора. Мы мирно существовали, общались. Однажды он попросил шарф, чтобы сгонять на матч, и не вернул, сказав, мол, его украли. Возвратить обязался, но вскоре куда-то исчез. Понятно, это мне так не повезло, но подобные случаи сформировали мое мнение о фанатах конца 90-х – хулиганы, которых лучше обходить стороной. Кажется, так думали многие. Очень-очень многие.

Мои собеседники – выходцы из фанатизма того времени. Теперь в них нет и намека на хулиганистость. Андрей–фанат «Торпедо» с 1998-го, а Митя гоняет за «Динамо» – с 1995-го. Парням сейчас немного за 30. У них приличная работа, семьи, дети. И лишь некоторые детали в одежде говорят о том, что эти ребята продолжают фанатеть за свои команды. На Андрее байка с аббревиатурой FCTM, а Митя при входе в кафе снимает шапку с вышитыми на ней цифрами 1927. Сидя за столиками в кафе, эти люди делятся самым главным о фанатизме 90-х – воспоминаниями.

– После развала СССР старые фанаты «Динамо» сгоняли на пару выездов и забили, – начинает Митя. – Вообще, вплоть до 1995-го активно каталось человек пять-шесть. Кроме Метана, Зеленого, Лохматого и Тормоза из стариков мало кто ездил. К примеру, один из первых выездов в Мозырь в 1995-м пробило всего восемь человек. Четыре молодых и четыре старика. В итоге же на матче присутствовали только молодые. Остальные потерялись на празднике в городе. А Лохматый и вовсе в морг попал. Вытрезвители были переполнены и всех перераспределяли туда. Я не знаю, сколько точно было людей на стадионе, но по ощущениям очень много. Мы стояли бочком друг другу. Все было забито! Стояли среди местных. Тогда не было такого понятия, как фанатский сектор. Его нам выделили уже через год, потому что клуб проставил три автобуса. Это первый подобный эксперимент. Правда, многие фаны отрицательно к нему отнеслись – нет в автобусах той романтики, что в поездах.

Кстати, при Хвастовиче и Щекине клуб частенько помогал. Иван Григорич по возможности брал в автобус на обратной дороге. Игроки по-доброму относились. Многие подкармливали, давали денег. Помню, после первого матча Кубка Содружества в 1998-м фотографировались с Димой Екимовым. Рядом его мама оказалась. Пообщались немного – и забыли. А на следующую игру она принесла нам три палки колбасы, еще еды какой-то и почти весь матч кормила.

2

Потихоньку численность росла. Я занимался в гандбольной секции и подтянул своих ребят. Дошли до 30 человек на секторе. И в 1998-м, на выезде в Молодечно, нами был покорен рубеж в 100 фанатов. Вообще, выезд – главное событие для любого фана. Из-за тотального безденежья, царившего в 90-е, основным средством передвижения были поезда. Понятно, чаще всего гоняли без билета. Если на выезд отправляется человек 30, то как минимум половина – по вписке. Способов было море. Залазили через резину между вагонами, допустим. Этот процесс напоминал рождение ребенка. Сначала сквозь резину просовывалась нога, потом рука, а следом голова с натянутым на нее бомбером (курткой, модной в то время, – Tribuna.com), чтобы несильно запачкаться. А потом влезало все тело.

Прятались в «гробах» – ящиках для сумок. Человек заходит якобы провожать, но не выходит. У некоторых были ключи от дверей вагонов. Кто-то сам делал, кто-то у проводников покупал. Владелец ключа заходил в вагон и открывал вторую дверь, около которой караулили остальные. Если зайти было трудно, чувак с ключом залазил через окно туалета. Однажды в Осиповичах смешная история случилась. Шпака подсаживали, чтобы он залез. Зацепился руками за форточку. Ставит ногу на боковую дверь, и она открывается… Видимо, не заперта была. Все дружно вваливаются внутрь, забыв о Шпаке, который продолжает висеть в окне. До него уже никому нет дела.

Справки школьные делали. И себе, и старикам. Ехали как-то с нами Метан, Лохматый и Тормоз. А проводница оказалась вредной и не хотела пускать Тормоза. Андрюша что-то вспылил: «Как? Вы не верите, что я школьник?!» И немножко так ее придавил пузом. Та аж сознание потеряла – все вписались

Конечно, бывало, нас вылавливали. Но чаще всего ограничивались лишь высадкой с поезда. Наказывали за разбитые стекла. Но тогда, чтобы в милицию не попадать, просто давали деньги проводникам.

В 1996-м возвращались из Лиды. Матч был рано, мы успевали вернуться в Минск в тот же день. Чего все очень хотели. Едем в электричке, заходят контролеры. А мы, конечно, без билетов. Начинают докапываться. С нами ехал Лохматый. Спал пьяный на лавке. Ну, и мы давай заливать, что футбольная команда, а это наш тренер и все билеты у него. Они его будят. Мы: «Не будите. Мы все матчи проиграли. Он очень зол на нас и с горя напился». Вроде афера прокатывала, но тут кто-то из пассажиров сказал, что он тоже из команды и тоже без билета. Все рухнуло, начался забег по вагонам.

2

Особо ценились евровыезды. О них все мечтали, но позволить себе не могли. Первое время катался один Зеленый. Не на каждый выезд, но по возможности. В 1997-м пытались пробить выезд в грузинский Поти на «Колхети-1913», но не доехали. Первый мой случился в 1998-м. Шесть человек выбрались в Ригу на матч против «Сконто» в Лиге чемпионов. Визу оформляли через турфирму. Поездка обошлась мне в сто долларов. После этого стали выезжать чаще.

Понятное дело, примерным поведением мы не отличались. Я недавно решил ребенка свозить на выезд и оказался в одном вагоне с фанатами. Это кошмар, конечно :). Всю ночь бегали, болтали. Ноги не вытянуть. Представляю, как плохо на нас реагировали. Мы ж не подарки. Молодые, громкие разговоры, мат. Кто-то выпил, кто-то стекло случайно разбил, кто-то наблевал не там. Это неприятно. Но наша компания старалась реагировать на замечания. Пытались людьми оставаться.

Что пили? Чернило! На водку часто не хватало денег. Да и по малолетству боялись. Развезет еще. А так возьмешь бутылочку на троих для веселья и едешь. Портвейн «777», в народе «Три топора», и «Крыжачок» – легендарные марки того времени! Позже, когда уже работать пошли и деньги стали доступнее, пили и водку. Я еще пиво пил. Очень нравился «Минский бровар» от «Аливарии». Жалею, что сейчас нет нигде. Классный был напиток.

Мне деньги папа с мамой давали. Они были в курсе, куда я еду. Меня поэтому старики называли «золотой мальчик». Миновала «обувщина». Это когда тебе старший дает пять рублей на чернило, которое стоит десять, а потом еще требует сдачу. Или когда ты купил билет на поезд, а старший просит посмотреть и забирает себе. Но это из Союза пришло. Кроме ребят, которые застали те времена, никто такими приемами не пользовался.

2

– На выездах бухали, творили чернягу, пробивали сутки, а могли вовсе на матч не попасть, – рассказывает Андрей. – Обычно происходил дикий угар. К примеру, в этом году наш old-school поехал на первый выезд сезона в Барановичи. Никто не попал на футбол! В электричке по дороге набухались и были задержаны в милицией прямо на вокзале. Но выезд пробили. Чтобы засчиталось, надо побывать в городе в день матча. Не важно: попал на стадион или нет. Был случай. Парень крестил ребенка друга и не успевал в Мосты на игру. После крещения сел в машину и полетел на футбол. Пару раз попал под камеру, но успел. Приехал к концу встречи. Он так свой золотой сезон «спасал». Иногда фаны, идущие на «золото», ради выезда совершают большие поступки. В 1998 году в Минск приехал один могилевчанин! Его, естественно, вычислили, забрали атрибутику, но не били. В фан-кругах уважают таких. Парень не шифранулся, а в отрытую пришел на сектор.

– В начале 90-х фанатские группировки были не у всех, – продолжает торпедовец. – Какие-то зачатки наблюдались у команд, поигравших в союзном чемпионате. В остальном, за исключением «Динамо» и «Днепра», – тишина. У «Торпедо» фаны появились только в 1995-м. Каждое фан-движение старалось как-то себя обозначить. Чаще всего название привязывалось к цветам клуба с добавлением каких-то слов. Так, динамовцы Бреста назывались Blue-White Devils, торпедоны – Black-White Tornado, минчане Blue-White Gang, гомельчане – Green-White Front. Отличались только фаны «Днепра». Они себя назвали River lions. Сначала все были обычными болельщиками, драться приходилось в основном с местной гопотой.

2

– Действительно, мы в основном только с гопниками и дрались, – дополняет Очки. – На первых порах с местными были связаны едва ли не все проблемы. В Новополоцке гопота страшная была. Приедешь на хоккей небольшой группой – моментально вычисляют. Люди подходили и ставили на деньги: «У вас полчаса собрать такую-то сумму». Ясное дело, никто не собирал – убегали. Но как-то спустя несколько лет выгрузились на площади автобусом и давай раздавать тумаков всем подряд, кто нам неприличные жесты показывал! В Солигорске фанатов тогда не было – бились с гопотой прямо возле стадиона. Как-то они большим числом пасли нас до самого вокзала. А потом внаглую полезли. Мы пряги оголили. Вломили! Потом аж трясло от радости. Нас в два раза меньше, но мы победили!

А еще как-то с бандитами стычка случилось. Поехали на фан-турнир в Запорожье. Лето. Решили заночевать на берегу Днепра. Устроились на пляже. Тишина, спокойствие. И тут налетают бандиты. Первому встречному разбили лицо. Уложили всех на песок. Стволы к затылку. Между нами начинает ходить какая-то женщина и опознавать, мы ли украли у нее сумочку. Оказалось, они обознались и воры были не из наших.

– С ростом численности фанатов стали возникать стычки между ними, – вспоминает Андрей. – Основное противостояние наблюдалось между Минском и Могилевом. Можно сказать, был двуполярный мир. Шел процесс выбора стороны. Приезжают, допустим, динамики в Гомель и спрашивают у местных: «За кого? За Минск или Могилев?» Нужно было выбрать. Кто не мог ответить – получал по голове и выбор превращался в формальность. Все было понятно. Так нарабатывался враг. В середине 90-х не было договорных драк. Мы в день матча прочесывали авто- и железнодорожные вокзалы. Люди вычислялись и получали по башке! Еще не существовало делений на хулиганов и обычных болельщиков. Поэтому получал каждый. Но предъяв не было. Любой днепрянин, ехавший в Минск, понимал, что его может тут ждать.

12

Вскоре динамики загорелись идеей стать первыми футбольными хулиганами в стране и создали фирму Patriots. Парни начали посещать спортзалы, работать над собой. В отличие от остальных фанатов республики, которые продолжали сидеть на алкоголе, «патриоты» поняли: если хочешь быть первым в драках, нужно расставить приоритеты. И они быстро стали завоевывать Беларусь. Например, играл «Днепр» в Осиповичах. Приезжали заранее, встречали электричку и стелили всех! Вскоре на начинание динамиков среагировали другие фандвижи. У «Торпедо» была организована банда Torpedo Casuals Crew. Парни тоже занимались спортом.

Хулиганские фирмы имели определенный статус. И в них не так просто было попасть. Если лидеры видели, что парень может за себя постоять, ведет спортивный образ жизни и ходит на стадион, его старались взять в оборот. Эти ребята уже не пили на выездах. Особенно если выезд был боевым – в Могилев или Солигорск. Понимали, что в состоянии опьянения драться невозможно. Да и проблем с милицией меньше.

К боевым выездам люди готовились серьезно. Тогда еще можно было драться с «аргументами», поэтому все брали с собой палки с гвоздями, коктейли Молотова. Некоторые наши даже звездочки делали, как у Брюса Ли. Кто-то приносил и топоры. Правда, такое оружие чаще всего милиционеры забирали, когда досматривали сумки в электричках. Ножи почти не использовали. Лишь однажды в Бобруйске нашему парню порезали голову.

Было дело, девять торпедонов приехали в Могилев. Парни двигались по городу, а на встречу вышло человек 40 местных. Наши не растерялись, зашли на стройку, набрали арматуры – и погнали всех. Но чаще всего использовались камни, пряжки и бутылки. К примеру, днепряне, когда впервые приехали в Минск серьезным составом, хорошо подготовились. Наточили пряжки, залили туда свинец, чтобы вес был. Это мой третий или четвертый матч. Стоял вместе со всеми на кассах стадиона «Торпедо». Вижу, бегут несколько наших с разбитыми в кровь лицами (случайно нарвались возле метро). А за ними толпа. Все сперва немного растерялись от такого количества гостей, и нас погнали. Потом некоторые подбежали к палатке, где продавали бутылочное пиво, и стали забрасывать их бутылками. В конце 90-х это считалось нормальным. Но перемены назревали. И по инициативе минских фанов, в 2000 году в Витебске состоялась встреча лидеров движений. На ней было принято решение больше не использовать «аргументы». Драться позволялось только голыми руками. Согласились все, кроме «Белшины». Но и Бобруйск скоро подчинился. Возобновилось все это лишь с появлением фанов МТЗ, которые стали активно применять газовые баллончики. Дошло до того, что в этом году пострадали невинные люди, когда они распылили газ в троллейбусе.

2

Милиция в те годы не только не была готова к подобным дракам, но и мало осведомлена о них. Могла приехать, когда уже все закончилось. А если приезжала раньше, то старалась не лезть в потасовки. Хотя столичный ОМОН вмешивался. Как-то Могилев и Гомель объединились для акции против Минска. Насобирали 80 человек. Нас же вместе с «Динамо» было около 200. С самого утра люди сновали по всему Автазу, вычисляли чужих. И когда те вышли из метро, выступили навстречу. Милиции ничего не оставалось, как окружить их и вести под конвоем. Но под напором «днепры» и «гомеля» прижались к стенке, а ОМОН заслонял их и не давал нам прорваться. В итоге побоище не состоялось.

– Милиции тогда на стадионах было мало, – дополняет динамовец. – Да и пропуск производился лояльнее. Шмона как такового не было. Спрашивали только про пряжки. Проходили, болели спокойно. Селитру даже проносили. Однажды минская милиция умудрились такой ляп допустить… Играли на «Тракторе» и к нам на сектор забежал мужик с топором! Начал им размахивать, орать что-то! Его же как-то пропустили!

Но круче об отношении милиции к фанатам расскажет вот этот случай. В 1996-м поехали в Могилев в количестве 18 человек. Трое стариков до стадиона не добрались. На секторе нас оказалось 15. Под охраной двух милиционеров. В середине игры к нам спокойно приходят 15 днепров и становятся рядом. Потом еще столько же. Милиция на все реагирует невозмутимо. Днепры выдвигают ультиматум: «Два ящика водки – и мы вас не трогаем». А с нами был торпедон Бамбист (тогда это было в порядке вещей, мы могли за них гонять, а они – за нас). И он, недолго думая, бьет парламентеру в лицо. Тут менты среагировали и драку остановили. Но дальше было еще интересней. После матча отвели нас на троллейбус и сказали: «Вот этот идет до вокзала. Пока». Едем, значит, а за нами два троллейбуса, в которых куча днепрян. Всем становится понятно, чем грозит выход на вокзале. Спасли светофоры. Наш троллейбус и еще один успел проскочить. Вышли на остановке и прыгнули примерно на такое же количество местных. Завязалась драка. Но к тому моменту, когда приехали остальные, мы сумели уйти. По моим ощущениям, после этого случая на секторах стало больше милиции и относиться к нам стали по-другому.

2

– Среди обычных горожан фаната было легко вычислить, – рассказывает о внешнем виде собратьев Андрей. – Не только по клубным цветам шарфа, но и по одежде. Бомбер, берцы, подкасанные джинсы, подтяжки буквально кричали, что перед тобой фанат. Откуда такая мода? Фанатизм, как и каждая субкультура, стремился выделиться. Панки носили косухи, рэперы – трубы (широкие штаны – Tribuna.com). Фанаты смотрели фильм «Ультра», видели на фото, как одеваются на Западе и в России, стали делать так же. Когда пришел в движ, ходил в спортивных штанах и кроссовках. Старшие стали подкалывать: «Гопник! Так только гопари ходят. Нормальные парни должны носить джинсы и выглядеть, как мы». Я забросил спортивки в шкаф, попросил маму купить джинсы, ботинки. Уже в 2000-х в Англии в тему вошел стиль casual. Особенно он стал модным среди хулиганов. Если ты подрался в бомбере и берцах, понятно, что тебя на следующем же перекрестке загребут в милицию. А этот стиль позволяет оставаться незамеченным. Не выделяться из толпы. А поляки вообще перешли на спортивную одежду. В ней драться еще удобнее.

Неправильно говорить, что скинхэды были основой любого движа страны. Они, скорее, присоединились. Стали посещать футбол. Причем люди из одного блока могли ходить на секторы разных клубов. И никто не кричал фашистские речевки, заряды. Никто не пиарил свои взгляды. Скины приходили и поддерживали команду. Ну, пришли ребята с белыми шнурками и в татуировках. На это мало кто внимания обращал. Какая разница, какие у тебя взгляды, если ты пришел за команду поболеть, сгонять на выезд, подраться.

– Местом тусовок динамовских фанатов были «труба» (подземный переход возле магазина «Центральный» – Tribuna.com) и Паниковка (Александровский сквер – Tribuna.com), – вспоминает Митя. – Рядышком собирались скины. Мы тесно общались. Кто-то из наших даже в каких-то блоках состоял. По большому счету, по духу они нам были ближе всего, так как в то время мы ориентировались на Москву. А там уже вовсю диктовалось, что фанаты должны быть правыми. И скины присоединились просто. Но на секторе были и ребята из White Power, и РНЕшники, и нацболы, и даже анархисты (не путать с нынешними). И мы мирно сосуществовали. Не было никакой политики. Мы дрались друг за друга. WP-шник и нацбол могли стоять спиной к спине.

– На первых порах у фанатов всех клубов возникли приличные проблемы с атрибутикой, – рассказывает Андрей. – Шарфов нигде не было. Кто-то сам вязал, кто-то использовал зарубежные аналоги. У «Торпедо» много было «Ювентуса». У «Динамо» – «Эвертона» и «Челси». Потом появились хулиганские розетки. Обычному болельщику носить их запрещалось. Хулиганы могли не только снять, но и навалять за это. Были и шарфы, которые делались ограниченным тиражом для определенных людей.

– Сначала динамовских шарфов ни у кого не было, – продолжает Очки. – Использовали все, что было. У кого «Эвертон», у кого «Лех». Я свою первую розетку купил на Кубке Содружества в 1996-м за 18 долларов. Приличная сумма для тех лет. На ней было написано «Динамо» – сила в движении». Первые централизованные шарфы появились году в 1998-м. Их продавали на рынке «Динамо». Были даже красно-белые. Объясняли, что не хватило синего материала. В то время мы очень ревностно относились к тому, что нефанат носит шарфик. Бывало, что отбирали. Носишь – езди. Причем было время, мы вообще любые футбольные снимали. Но потом поменяли политику и решили наших не трогать. Ну, отберешь у парня шарф, а он потом ходить перестанет. А численность надо увеличивать.

2

Еще одной проблемой являлся перфоманс. Баннерной линии как таковой не было – BWG да парочка баннеров с буквой «Д». Да и сами перфы получались слабенькими. Шарики в основном. Но когда их держит человек десять – так смешно. Посмотришь сейчас на фанов того же «Минска» и понимаешь, что это уровень 20-летней давности. В конце 90-х появились кассовые ленты, которые бросались на поле. Но в основном использовали голос. Переделывались российские речевки. Тогда это был основной источник информации. Пытались и сами сочинять что-то, но редко.

– Для популяризации фанатских движений издавались фанзины – проще говоря, специализированные журналы (слово фанзин образовалось от сливания английских слов fan magazine – Tribuna.com), – вспоминает Андрей. – Первыми у нас такое стали практиковать динамики. Дебютный фанзин «Торпедо» вышел в 1997-м. Журналы печатались каждый год. В них аккумулировалась вся информация за сезон. Анализировалась численность. Рассказывалось о драках. Интернета тогда не было. С помощью фанзинов люди старались донести до других информацию о движе. Тираж обычно равнялся количеству активных фанатов. А все печаталось на домашнем принтере. На секторе объявлялось: «Появился журнал, разбираем». И народ покупал!

Сейчас подобная мода ушла. Все заменил интернет. Появились фанатские гостевые. Причем изначально общение там было очень суровым. За слова надо было отвечать. Если на динамовском гесте написать: «Динамо – говно», тебя могли вычислить по IP, приехать и нехило навалять. Все было серьезно, а не то, что сейчас, – интернет-воины. Постепенно открывались фан-сайты, где выкладывались тексты и фото- и видеоматериалы. У нас был сайт T-hools. Если появлялся ролик драки «брестов» и «гомелей», заходов было со всей Европы.

Еще в 90-е было модно коллекционировать пивные крышки и этикетки. Мы менялись ими и фотографиями с другими фанами. В том числе и из Европы. Но интернет убил настоящий и интересный фанатизм… Сейчас уже не то.

http://by.tribuna.com/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс