Драка между болельщиками в Марселе, 11 июня 2016 года

Драка между болельщиками в Марселе, 11 июня 2016 года

На фоне международного скандала вокруг беспорядков на Евро-2016 в Марселе «Медиазона» напоминает о давней отечественной традиции уголовного преследования футбольных болельщиков.

Недавняя драка российских футбольных фанатов с англичанами на чемпионате Европы во Франции породила множество конспирологических версий о ее причинах. О причастности Москвы к организации столкновений в Марселе и связях фанатов из России с Кремлем писала не только желтая Daily Mirror, но и респектабельная Guardian. В пользу такой трактовки событий говорила и реакция части российского истеблишмента, приветствовшей события в Марселе. Пресс-секретарь СК Владимир Маркин назвал футбольных хулиганов «нормальными мужиками», с одобрением отозвались о них вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев и депутат Николай Валуев.
Между тем, субкультура «околофутбола», сложившаяся в СССР в конце 1970-х годов, традиционно как раз противостояла властям. Первая серьезная кампания давления на болельщиков приходится на период правления Юрия Андропова, выходца из КГБ. Тогда за скандирование на матче и значок любимого клуба выводили с сектора, а в день массовых «выездов» вокруг вокзалов выставляли оцепление. Но эти меры, разумеется, не дали результата. В 1987 года матч киевского «Динамо» и московского «Спартака» сопровождается массовой дракой, «Советский спорт» пытается разобраться в пугающем феномене, спортивные функционеры со страниц газеты предлагают создавать легальные клубы болельщиков, движение лавинообразно растет по всей стране — а уже на следующий год против советских фанатов начинают возбуждать уголовные дела.
Спустя почти 15 лет околофутбольная среда снова оказываются в центре внимания силовых ведомств. В 2002 году после поражения сборной России от Японии на чемпионате мира смотревшие игру на большом экране болельщики разгромили Манежную площадь и прилегающие улицы. Не менее семи человек были осуждены в итоге по статье о массовых беспорядках (212 УК). В 2010 году на Манежную площадь вновь вышли фанаты — на этот раз поводом для волнений стало убийство футбольного болельщика Егора Свиридова выходцами с Северного Кавказа. Дело расследовалось по статьям о массовых беспорядках и насилии в отношении полицейских (318 УК), девять человек были осуждены, среди них активисты «Другой России» Эдуарда Лимонова.
На фоне международного скандала вокруг марсельских беспорядков «Медиазона» напоминает об отечественной традиции уголовного преследования футбольных болельщиков.

Болельщики на Манежной площади в Москве после матча между Россией и Японией в 2002 году

Болельщики на Манежной площади в Москве после матча между Россией и Японией в 2002 году

«Слонялись по городу, задевали прохожих». Ультрас в СССР
В околофутбольной среде позднего СССР выделялись два крупных противоборствующих объединения: так называемый «промосковский» блок столичных болельщиков и их союзников с востока Украины — фанатов донецкого «Шахтера» и харьковского «Металлиста» — и противостоящий им альянс киевского «Динамо», «Днепра», львовских «Карпат» и вильнюсского «Жальгириса». Война между группировками вспыхнула еще в начале 1980-х годов, но только в годы перестройки, когда фанатское движение переживало подъем, противостояние стало по-настоящему масштабным. Самым известным в этом отношении стал выезд московских «красно-белых» в Киев осенью 1987 года. Постоянные стычки в городе и массовые драки в районе стадиона и на вокзале не могла не заметить даже осторожная официальная пресса.
Годом позже — на чемпионате 1988 года — «Спартак» играл в Вильнюсе. Из Москвы на матч прихала группа поддержки, насчитывавшая несколько сотен фанатов. «Разделившись на группы по 20-30 человек, они слонялись по городу, задевали прохожих. Произошло несколько серьезных столкновений», — писал «Советский спорт», единственная тематическая ежедневная газета того времени. Издание описывало драку на одной из вильнюсских улиц, во время которой приезжие фанаты забросали местных жителей бутылками. По итогам столкновений были задержаны около 30 москвичей, двое из них были арестованы после проведения очной ставки. В середине 2000-х в интервью фанзину Ultras News они рассказали о драке, следствии, содержании в вильнюсской тюрьме и приговоре.
«Зашли в какое-то ПТУ. Подрались там. Пэтеушники говорят: «Все, вам ****** [конец]!»», — вспоминал Владимир Иоффе, известный в фанатской среде под прозвищем Фикус.
«Ладно, думаем, подождем звонка. Он прозвенел, мы пол-ПТУ перегоняли. Потом пошли в столовую, там на нас наехали, мы столовую разбомбили. Помню, пьяный иду по дороге, у меня рис и котлета, а кто-то сзади компот несет. Странно, что менты нам ничего не сделали», — делился впечатлениями второй фигурант вильнюсского дела Андрей «Сара» Куликов.
Инцидент, послуживший поводом к уголовному делу, произошел по пути на матч. Два приезжих фаната вошли через переднюю дверь в троллейбус, это не понравилось нескольким местным жителям. «У лабусов (в данном контексте, уничижительное прозвище фанатов «Жальгириса» — МЗ) это не принято. Спереди все должны выходить, а заходить сзади», — пояснял Сара. Фанаты «Спартака» вытащили из троллейбуса и избили троих пассажиров; ими оказались спортсмены-велосипедисты, которым на следующий день предстояло ехать на соревнования. Потерпевшие написали заявление в милицию.
«Никто не думал, что все будет так серьезно, думали, скоро отпустят. А у меня один глаз не видит, а по второму менты ударили. Я говорю: «Надо в больницу, ничего не вижу». Поверили. Один мент на машине поехал со мной в больницу. Глаз промыли, и обратно мы пошли пешком. От него можно было убежать спокойно, но я не думал, что все будет так серьезно. Вернулись мы в ментуру. Нас, человек 30 фанатов, кто с нами был и кто не с нами, собрали в актовом зале. Началась очная ставка. Трое потерпевших и свидетель ходят и все называют, кто их бил», — объяснял фанзину Фикус. Все потерпевшие опознали двоих московских фанатов; через день прокурор избрал им меру пресечения в виде содержания в СИЗО по обвинению в хулиганских действиях с нанесением телесных повреждений.
«Мне кажется, что после 1987 года, после 1988, после всех этих драк надо было показать, что борются с фанатами», — рассуждал в интервью Куликов. Его товарищ Владимир Иоффе подтверждал эту версию. Кроме них в столице Литвы за драку был задержан еще один москвич, но ему в качестве меры пресечения суд избрал подписку о невыезде.
Через четыре месяца народный суд Советского района Вильнюса вынес решение по делу фанатов «Спартака». «Суд признал обоих виновными в хулиганских действиях с нанесением телесных повреждений, приговорив 17-летнего ученика вечерней школы Андрея Куликова к 2,5 года и 18-летнего нигде не работающего Владимира Иоффе — к трем годам заключения. Исполнение приговора отсрочено. Таков финал печальной, отнюдь не футбольной истории, исход двух дневных дебошей, учиненных приезжими хулиганами, для храбрости заправившихся изрядными дозами спиртного. Доказательства вины Куликова и Иоффе были не