Защитник «Амкара» Брайан Идову рассказал sports.ru о проблеме расизма в России.

x_c8bce14a

– Как в «Смене» встретили темнокожего петербуржца?

– Совсем не так, как вы можете подумать. Команда у нас была хорошая, очень дружная. Никому и в голову не приходило дразнить меня из-за цвета кожи. Более того, если бы кто из соперников позволил себе оскорбление по расовому признаку, наваляли бы прилично.

В команде меня, кстати, называли сникерсом и обезьянкой. Но это ж шутя, по-свойски… В мужском коллективе как без прозвищ? И драться, бывало, дрался, но это были обычные мальчишеские разборки. Пошутил над кем-нибудь, он не понял, ну и понеслось… А так – я вообще обычно миротворцем был, всех разнимал.

– Зато на улице, подозреваю, не всегда себя спокойно чувствовали. В начале и середине 2000‑х африканским студентам в Санкт-Петербурге приходилось непросто.

– Соглашусь, это сейчас темнокожие ребята в Питере себя комфортно чувствуют, а тогда скинхеды по подворотням рыскали. Родители очень переживали, в школу и секцию – за ручку, обратно – так же. Во двор, с друзьями погулять – почти не выпускали. Но я в принципе и сам на рожон не лез.

Уже когда стал постарше, старался избегать конфликтных ситуаций, если слышал что-то расистское в свой адрес – не связывался, чтобы лишнюю агрессию не провоцировать. Игнор включал и дальше шел по своим делам.

Постепенно к подобным вещам выработался иммунитет: я ж все-таки не во Франции с таким цветом кожи родился и вырос, а в России. В общем, словечками типа «нигер» меня не обидеть, – заявил игрок в интервью  sports.ru