В офис RBWorld на Пятницкой приехал человек, который является связующим звеном между клубом и армейскими фанатами. Это он содействует красно-синему «перфомансу» на матчах. Это он готов вызволить болельщиков из любой неприятной ситуации на «выезде» или недалеко от дома. Это он знает о фанатизме ЦСКА не понаслышке. С руководителем отдела по работе с болельщиками ПФК ЦСКА и просто замечательным собеседником Иваном Улановым поговорили ребята из RBWorld.org.

ulanov

– Расскажи, как ты попал в клуб. Как давно это было?

– Прекрасно помню первый свой рабочий день – 18 января 2008 года. До этого я работал в сфере недвижимости и представить себе не мог, что попаду в ЦСКА. Мой предшественник Денис Ковтуненко, работавший в КЛС, решил покинуть клуб – по каким-то своим причинам… И вот по неофициальным каналам прошла информация, что клубу требуется сотрудник для работы с болельщиками. Я предложил свою кандидатуру. Насколько я знаю, на собеседование приходил не только я. Но выбрали меня.

– Наверное, потому, что ты к тому времени уже был видным фанатом.

– Не знаю… Со мной пообщались коммерческий директор Андрей Зарубьян и Роман Бабаев, изложили, что от меня требуется. Впрочем, поначалу я всё равно представлял себе свою работу совсем иначе. Реальность отличалась от моих ожиданий кардинально.

– Что ты имеешь в виду?

– Я думал, что моя деятельность будет заключаться больше в сборе информации, что, как и раньше, я буду общаться в основном с болельщиками. Но уже первые матчи показали мне, что в первую очередь я буду взаимодействовать с правоохранительными органами. На первое совещание на Петровку, 38, которое Рашид Нургалиев (тогдашний министр внутренних дел РФ) проводил при участии Мутко и Фетисова, я поехал уже на четвертый день своей работы. В преддверии сезона там был организован телемост со всеми регионами, где играют команды Премьер-лиги.

– Расскажи, каково отношение полиции к болельщикам.

– Болельщики (и особенно фанаты) для полиции потенциальный враг. Или просто враг. Я редко встречал полицейских, которые относились к болельщикам доброжелательно, с пониманием. Приятно было иметь дело с сотрудниками, которые не заигрывали, а искренно старались помочь… Но таких было крайне мало. Доходило даже до того, что на совещаниях мне рекомендовали не вякать и недвусмысленно давали понять, что, мол, «мы вас всех посадим».

– Где ты встречал тех редких адекватных полицейских – в Москве или в регионах?

– В основном в Москве. Хотя первый такой вменяемый человек встретился мне в Волгограде – задолго до того, как я пришел в клуб. Это было еще в 1990-е. Он просто сказал нам: «Ребят, если будут какие-то вопросы, обращайтесь ко мне – я здесь начальник. Сделаем, как лучше. Приезжайте к нам еще – будем рады вас видеть». Но в большинстве случаев полиция относится к болельщикам с серьезным недоверием и воспринимает всё, что они делают, в штыки.

– Как ты считаешь, такое отношение объяснимо? Или ситуация в корне ненормальная?

– Мне кажется, всё началось в нашем советском прошлом, когда правоохранительные органы считали себя главными. Все люди должны были делать так, как они скажут. И вообще считалось, что старшие должны непременно учить младших. И даже если младший прав, старший не станет его слушать.

Кроме того, общаясь с полицейскими, я понял, что они просто не хотят работать на футболе – вместо отдыха в один из выходных. Усталость и раздражение рождают антагонизм к болельщикам: мол, из-за этих идиотов приходится дополнительно трудиться! Наверное, когда полицию на стадионах начнут заменять стюарды, проблема разрешится сама собой.

– Что является показателем твоей работы? Проведенный без эксцессов со стороны болельщиков матч?

– Да, конечно. Впрочем, почти ко всем акциям болельщиков руководство относится с пониманием. И это, кстати, тоже стало для меня неожиданностью. Вообще множество договоренностей с полицией было принято стараниями. Единственное, что категорически неприемлемо, – это расизм. В последний раз клуб финансово пострадал за приснопамятный баннер в Риме.

Пиро, ножи, разгром. Как ЦСКА съездил в Рим

– Согласия в отношении к проблеме расизма не будет у нас, видимо, никогда?

– Всё дело в серьезных санкциях со стороны УЕФА. Если в РФПЛ мы еще можем что-то объяснять, то в Европе никакие доводы не воспринимаются. Проблемы начались в Пльзени: на том матче с «Викторией» на нашей трибуне висели 4 баннера, к которым придралась FARE (Football Against Racism in Europe) – организация, выступающая партнером УЕФА. Мы объясняли, что эти же баннеры висели в том же сезоне на матчах в Мюнхене и Манчестере. В ответ нам показали список запрещенных символов FARE.

– У ЦСКА действительно такие буйные болельщики или к нашему клубу относятся предвзято?

– Нет, вовсе не предвзято. Если бы в том же Риме наши болельщики просто побросали бы файеры в сектор болельщиков «Ромы» и дали бы в морду какому-то стюарду, то всё ограничилось бы крупным штрафом. Это тоже большой удар, ибо курс евро сейчас не тот, что прежде, но дисквалификации трибун точно не было бы. Виной всему тот баннер «Red-Blue Warriors» с мертвой головой. Я понимаю, что никто не хотел причинить клубу вред, но получилось всё крайне неудачно… Насчет чемпионата России не знаю, а на всех еврокубковых поединках ЦСКА представители FARE точно присутствуют.

cska

– Получается, зря у нас все недовольны УЕФА. Винить-то нужно FARE…

– УЕФА своего партнера всецело поддерживает. Руководство УЕФА во главе с Мишелем Платини объявило расизму крестовый поход.

– Какую политику проводит ПФК ЦСКА в отношении болельщиков? Стоит ли перед тобой какая-то сверхзадача?

– Сверхзадача – повышение посещаемости. Считаю, что мы уже проделали большую работу: контактировали со школами, районными организациями, проводили турниры на призы ПФК ЦСКА во всех округах Москвы. Мы стремились к тому, чтобы на стадион ходили семьями… Однако многое упирается в стадион. Если фанаты привыкли ходить на все матчи в любую погоду, то с посетителями центральных трибун гораздо сложнее. Билет на матч стоит дороже, чем билет в кино, а комфорта – почти никакого; ехать далеко, в холод… К примеру, заплатив две с половиной тысячи за билет на матч с «Манчестер Юнайтед», человек в течение 40 минут не может попасть на центральную трибуну. Конечно, в следующий раз он скорее всего предпочтет просмотр по телевизору.

– Насколько трудно балансировать между интересами руководства клуба и интересами болельщиков?

– У меня это получается! Думаю, потому, что и с той, и с другой стороны – адекватные люди. Правда, многие болельщики наверняка думают, что мне важнее не потерять расположение клубного руководства, а на фанатов – наплевать. В клубе же думают наоборот: что я выгораживаю болельщиков, что, скорее всего, я знал, условно говоря, про злосчастный баннер – и закрыл на него глаза.

– Можешь вспомнить самые веселые / сложные / необычные эпизоды за время твоей работы в клубе?

– Из веселого: в 2010 году после матча с «торпедо» на Кубок России футболисты спрашивали, что «заряжали» фанаты. Традиционные «заряды» им давно известны, а вот перекличка «Эй, г***ны, как вам на солнце?!» была в диковинку… Футболисты даже не играли толком – прислушивались! (Улыбается).

– Часто ли вообще футболисты интересуется у тебя, какие акции устраивали болельщики?

– Да, постоянно. В тренерском штабе особенно активен в этом плане Сергей Овчинников. Он относится к фанатским «зарядам» с юмором. Говорит, что против первой формулировки, которая звучит в его адрес, ничего не имеет. А вот вторая уже обиднее… (Смеется.)

– Давай тогда сразу об Овчинникове. Один из болельщиков спрашивает: как долго в тренерском штабе будет находиться «псина»?

– Решать, разумеется, не мне… Думаю, что долго. Хотя если из клуба уйдет Слуцкий, может, за ним проследует и Овчинников, – кто знает! Я прекрасно помню все былые высказывания и жесты Сергея Ивановича, но могу сказать, что мужик-то он классный. Мы с ним эту тему никогда особо не обсуждали, но однажды он мне сказал, что всё понимает: слов, которые он когда-то произносил, из песенки уже не выкинешь…

– Понятно. Вернемся к тому, как футболисты реагируют на поддержку трибун.

– Сногсшибательная поддержка была на матче со «Спортингом», и все футболисты как один подходили ко мне, чтобы поблагодарить за нее. А вот после игры с «Мордовией» высказывались шуточные претензии: почему, мол, при счете 3:0 сразу «зарядили»: «ЦСКА! Играть! Вперед, твою мать!»? «Ну а потом ведь прозвучало: “Верим в команду!”», – отвечал я. (Улыбается.)

…Веселые или не очень ситуации возникают постоянно. Бывает очень обидно, когда всё в порядке с нашими парнями, когда все баннеры спокойно заносятся, а с гостевыми фанатами внезапно возникают сложности. Например, на одном из матчей с «Уралом» полиция не пропускала 3 маленьких, безобидных флага, которые ребята привезли из Екатеринбурга. В таких случаях приходится упрашивать, обращаться в штаб полиции…

– Оказывается, ты отвечаешь на домашних матчах ЦСКА в Химках не только за армейских фанатов?

– Да, согласно существующему положению, средства поддержки обязана рассматривать принимающая сторона, то есть клуб. Не полиция, а клуб. Полиция должна отсеивать только то, что нарушает законодательство РФ: разжигание межнациональной розни, призывы к насилию, оскорбления. Всем остальным занимаюсь я, даже когда приезжают мясные. У нас с ними договоренность – не «дурим». Ведь на гостевом матче досматривают наши баннеры уже они… Правда, на практике полиция всё равно вмешивается туда, куда не следует. Надеюсь, с московскими полицейскими будет в этом смысле проще.

Что же касается самого сложного в моей работе, то всякий раз становится обидно, когда что-то запрещают. Даже после предварительного согласования. Я-то ведь был для наших парней гарантом! Я им что-то пообещал!.. А полиция, сказав сначала «да», непосредственно перед матчем вдруг говорит «нет». Психологически с этим справляться очень тяжело. Мне неоднократно хотелось зарядить полицейскому в лицо матом, но… тогда на следующем матче нам было бы еще хуже.

Вспоминается чемпионский матч с «Кубанью» в 2013 году, когда полиция запрещала нам открыть сектор А-5. Понятно, что был ажиотаж, и открыть целый сектор, где порядка 1800 мест, очень хотелось. Но в секторе А-6 находилось около сотни болельщиков «Кубани», и полиция упорствовала из соображений безопасности. Я пытался объяснить, что это – чемпионский матч, что такого у нас очень давно не было… И что «Кубань» для нас – не народная команда, не «зенит» и даже не «Локомотив». Полицейские пошли на уступки: обещали вынести решение в день матча. Однако на предматчевом совещании этого не сделали. В результате добро на открытие сектора А-5 дали почему-то лишь за 40 минут до стартового свистка… У касс огромная очередь, и всем нужно успеть купить билеты и пройти на сектор. «Почему нельзя было дать разрешение раньше?» – восклицаю я чуть ли не в бешенстве. «Ты чем-то недоволен, Вань?!» – слышу я в ответ.

– Как ты относишься к мату на стадионе? Можно ли его победить теми мерами, которые предлагает РФПЛ?

– Мат на стадионе не победить. На принципиальных матчах с народной командой, «зенитом» он объясним. При этом коробит изобилие мата там, где его должен быть самый минимум. Как, например, на недавнем товарищеском матче с «Динамо» или на большинстве матчей молодежки. Ну «зарядили» пару раз «е…, “спартак”, е…»! Но нельзя же скандировать это чуть ли не всю игру! Многие из наших молодых фанатов не знают меры. Лучше бы свою команду больше поддерживали… Конечно, глупость, когда говорят, что на футбол у нас не ходят из-за мата. С другой стороны, порой он действительно делает просмотр игры неприятным. С высоты своих 34 лет я отчетливо это вижу.
gde-futbolka-bl-stop-mat-nah-vot
– Многие из нас смотрели один из выпусков программы «Трибуна в лицах», в котором ты рассказывал о том, как начинался твой фанатский путь. Напомни еще раз, сколько у тебя «выездов» и какой из них самый запоминающийся.

– Когда я стал работать в клубе, «выезды» я считать перестал. Они у меня постоянно, но это – работа, так что в зачет не идет. А до 2008 года у меня было больше 80 «выездов».

Был классный «двойник» Ростов – Волгоград то ли в 2001, то ли в 2002 году… Культурным шоком обернулся для меня «выезд» в Калининград в 1998 году. Я был готов к очередному «Быдлограду», вроде Воронежа, Камышина, Самары, где нас всегда встречала куча гопоты. Калининград же оказался похож на Европу: «Здорово, что приехали! Молодцы, ребят! Ждем вас еще!» – говорили нам местные. А еще – хорошее и дешевое пиво! Кроме того, вспоминается Сочи в 1999 году – там у нас произошла «заруба» с ворами в законе. Честно скажу: было очень страшно!

ulanov

– Как ты попал в «Red-Blue Warriors»?

– Я вовсю гонял, бросался на всех… (Улыбается.) В 1998 году во дворце спорта ЦСКА перед «выездом» в Новороссийск состоялся общий сбор, на котором Юра Петров предложил принять меня и брата в «RBW». Для меня это был космос, ведь еще в 1994–1995 годах я смотрел на людей с нашивкой «RBW», как на богов! Разве я мог представить, что вскоре со многими из них – например, с Мишей Гнусом – я буду встречаться, пьянствовать?! (Смеется.)

– Можно ли сказать, что этот коллектив уже тогда был топовым?

– Он был топовым хотя бы потому, что был единственным. Были, конечно, подразделения – Северо-Западное, Измайловское, но все их лидеры состояли в «RBW».

– В конце 1990-х ты был гостем программы «Акуна матата» – молодежного ток-шоу на тему конфликта поколений. Почему туда попал именно ты, а не, к примеру, Батумский или кто-то из фанатов других клубов?

– В программе «Времечко» работал болельщик ЦСКА Тарас Островский. «Времечко» тоже входило в телекомпанию «Авторское телевидение», как и «Акуна матата». Пообщавшись со старшими парнями из «RBW», Тарас предложил отправить кого-то на программу. Отправили меня – чуть ли не в приказном порядке. (Улыбается.)

– Каково было рассказывать с телевизионного экрана о беспорядках? Не было ли потом давления со стороны властей?

– Нет, всё было нормально… Забавно пересматривать ту программу и видеть, каким наивным парнем я тогда был. (Улыбается.) В массовом сознании фанаты были пэтэушниками, которые, распивая на троих бутылку водки, шли мстить обществу за свои обиды. Моей же задачей было честно рассказать о фанатском движении и показать, что фанаты – не стадо, а адекватные, развивающиеся люди.

– Какие беспорядки на твоей памяти были самими масштабными?

– 26 сентября 1998 года около мясного хоккейного дворца в Сокольниках. Футбольный матч ЦСКА – «спартак» был на «Динамо» вечером, а днем народная команда играла в хоккей с «Металлургом» – то ли магнитогорским, то ли новокузнецким. Мясной сбор состоялся в Сокольниках. Мы же собрались на «Рижской» за эстакадой. Пешком отправились в Сокольники, где и состоялось грандиозное побоище. С обеих сторон дрались по «косарю» народу. Оружие тогда еще не отменили, поэтому у многих были камни, бутылки, палки, железяки…

– В каждой стране – собственная модель боления. В Англии – камерная атмосфера, нарушаемая разве что песнопениями. В Польше или Сербии (да и у нас в стране) преобладает активная поддержка на протяжении всего матча. Какая модель тебе ближе?

– Мне, конечно, ближе наша. Свежий пример: недавно мы были в Манчестере. Трибуны там «заряжали» всего несколько раз за матч, и это смотрелось дико! С другой стороны, многие представители иностранных команд, с которыми доводилось общаться, восхищались тем, что армейская трибуна не замолкает на протяжении всего поединка.

– Болельщики хотят, чтобы футболисты благодарили их после финального свистка. Однако происходит это у нас не часто. Как ты думаешь, почему? Что сами игроки говорят по этому поводу?

– Этот вопрос задают постоянно… Всё-таки в последнее время игроки так или иначе благодарят трибуны после каждого матча. Например, после поражения в Краснодаре – первого в чемпионате России в этом сезоне – почти вся команда подошла к фанатам. Да, в Манчестере просто похлопали с центра поля… Мне кажется, футболисты были безумно разочарованы результатом.

В ЦСКА есть группа игроков, которая всегда благодарит болельщиков, – Игорь, братья, Серега Игнашевич, Муса… С другой стороны, мне было бы неприятно, если бы игроки каждый раз подходили к трибунам – но делали бы это из-под палки! Если человек хочет меня поблагодарить, он это сделает. Если не хочет, то мне не нужно, чтобы его кто-то заставлял. При этом считаю, что процесс сам собой движется в лучшую сторону… Я сейчас чаще всего нахожусь во время матча у бровки, и мне прекрасно видно, как кто-то из наших игроков начинает созывать всех – пойти отдать должное болельщикам.

– В Манчестере ты находился на секторе армейских болельщиков. Но чаще всего, как ты уже сказал, ты теперь на бровке. Откуда смотреть футбол лучше?
– Безусловно, с трибуны! Просто в еврокубках находиться на бровке мне не положено. На бровке мне легче выполнять свои обязанности – там лучше видно трибуны. В частности, в Химках у меня прекрасный обзор обеих. Когда же находишься на одной из трибун, можно что-то не увидеть. Могут возникнуть проблемы. Кстати, именно этим объясняется появление запрещенного баннера в Риме: если бы я его увидел, я бы попросил, чтобы его сняли! Кроме того, в случае форс-мажора с бровки гораздо легче переместиться в любую часть стадиона. Например, в прошлом году на матче с «торпедо», когда появилась опасность драки на стыке трибун А и В, я находился на D. Полиция меня не выпускала: «Куда ты бежишь?!» Я показывал всевозможные удостоверения, но ничего не помогало. Так что пока ты спустишься с трибуны – никуда не успеешь…

А смотреть футбол лучше всего с трибуны, причем с той, которая расположена за воротами. Нигде так не просматривается схема, рисунок игры команд.

Сектор болельщиков ЦСКА в Манчестере

Сектор болельщиков ЦСКА в Манчестере


– Какой матч в плане поддержки трибун запомнился тебе больше всего?
– В 2007 или 2008 году ЦСКА впервые играл на «Арене Химки» – с местной командой. Акустика этого стадиона создавала особый антураж: впервые было ощущение поющей в едином порыве трибуны! Ну а вообще лучшая поддержка была, конечно, на дерби в «Лужниках» – не помню, каком именно. Я находился в штабе полиции на стадионе – чтобы оперативно отреагировать, если что-то случится.

Из последнего – поединок со «Спортингом», о чем я уже говорил. Поддержка была на уровень выше обычного.

Радость армейцев после финального свистка в матче Лиги Чемпионов ЦСКА - Спортинг

Радость армейцев после финального свистка в матче Лиги Чемпионов ЦСКА — Спортинг

«ПРЕЗИДЕНТ КЛУБА И ВСЕ МЫ, СДЕЛАЕМ ВСЁ, ЧТОБЫ ПОПАДАТЬ НА СТАДИОН МОЖНО БЫЛО УДОБНО И БЫСТРО»

– Скоро у армейцев появится собственный стадион. Помнишь ли ты последнее посещение «Песчанки» до ее закрытия на «ремонт»?
– Ох, не вспомню… На «Песчанке» я был многократно. Это, конечно, нечто родное, но… там ведь только центральные трибуны были, без козырьков. На уровне какого-нибудь владимирского «Торпедо»… (Улыбается.) При этом там было очень хорошее поле – футболисты его постоянно хвалили. По качеству оно было одним из лучших в России и, видимо, самым большим по размерам. Круто, что на том же месте у ЦСКА скоро появится новый стадион!

– Как, на твой взгляд, изменится жизнь клуба после открытия собственного стадиона?
– Сотрудникам клуба станет намного удобнее – не нужно будет никуда переезжать, мотаться из офиса на стадион и обратно. Конечно, это будет огромный шаг вперед – и для клуба, и для болельщиков. Мы ждали этого очень долго!

– На тему стадиона задают, кстати, много вопросов… Есть ли уже план запуска зрителей на матчи с принципиальными соперниками?
– План будет общий – для всех матчей. Сейчас я могу гарантировать только одно: и президент клуба, и все мы сделаем всё, чтобы попадать на стадион можно было комфортно, удобно, быстро – буквально за 20–30 минут до начала матча. Сравнивать с Химками я даже не хочу! Да, наверняка будут накладки, но, думаю, мы решим все проблемы за 5–7 матчей.

– Всех интересует доплата за абонементы и порядок цен на билеты.
– Про билеты сказать ничего не могу. Насколько я знаю, решение еще не принято. А что касается доплаты за абонементы, то я надеюсь, что ее всё же не будет.

– В 2018 году состоится домашний чемпионат мира. Как ты относишься к сборной России?
– Раньше я болел за сборную всей душой, ходил на все ее домашние матчи. Сейчас я тоже за нее переживаю, но на стадион уже не хожу. Исключение – последний официальный матч с Черногорией. Когда играет сборная России, у меня есть редкая возможность отдохнуть, провести время с семьей, съездить по личным делам. Футбола-то в жизни и так предостаточно! В выходные играют молодежка и основа, в будние дни отправляюсь в офис…

– Какие отношения сложились у тебя, кстати, со Слуцким?
– Очень хорошие. В нем подкупает вот что: каждому человеку Леонид Викторович дает понять, что тот ему интересен. Он, кстати, тоже часто спрашивает про болельщиков: сколько приедет и так далее. Слуцкий был одним из тех, кому очень понравился «перфоманс» на домашнем матче с «Манчестер Юнайтед».

Баннер болельщиков ЦСКА на матче против Манчестер Юнайтед - "Изгоняющий дьявола"

Баннер болельщиков ЦСКА на матче против Манчестер Юнайтед — «Изгоняющий дьявола»

– А что скажешь про Гончаренко? Нет ли у тебя ощущения, что он будущий главный тренер ЦСКА?
– Когда Гончаренко только пришел, такое ощущение, не скрою, было. Однако потом всё стало не так однозначно. Сначала утверждали, что Слуцкий будет совмещать до конца 2015 года. Теперь мы знаем, что он доработает до конца сезона. Ну а потом наверняка пойдут разговоры, что и до 2018 года можно оставить всё, как есть. Отбираться-то на чемпионат мира России не нужно! А еще мне почему-то кажется, что в конечном счете у РФС за Слуцкого запросят кругленькую сумму… И проще им будет смириться с совмещением. (Смеется.)

– Наверняка ты в курсе каких-то нововведений, которые готовятся к грядущему чемпионату мира в России. Что ждет болельщиков в этом плане? Можешь поделиться?
– Инсайда у меня нет. Но наверняка в отношении болельщиков будут какие-то «репрессии». Возьмите все крупные европейские и мировые форумы – везде были какие-то превентивные санкции! Думаю, что в преддверии чемпионата нас всех соберут и завуалировано объяснят: «Ребят, мы вас пока не трогаем, но вы же понимаете, что если что-то произойдет… Помните, что вы не в Англии или еще где-то, где демократия, где на правительство можно в суд подать».

– Как ты думаешь, что ждет российский футбол после чемпионата мира? Каковы будут плоды этого грандиозного турнира?
– Разумеется, всем будет очень интересно, все будут болеть… Но самое главное даже не футбол, а инфраструктура, которая должна появиться, – дороги, гостиницы, аэропорты… Да и сами стадионы. Уже сейчас, когда попадаешь на «Казань Арену», возникает ощущение, что ты приехал на матч с «Интером». После того как подобные современные стадионы поострят во многих городах России, наш футбол обретет новое лицо.

– Возможен ли товарищеский матч между болельщиками и футболистами?
– Да, возможен! Нужно только выбрать приемлемое время, чтобы такой матч не помешал тренировочному процессу. А договориться, думаю, удастся без проблем. Вообще наше руководство поддерживает все хорошие идеи.

– На матчах молодежки ты приобрел опыт комментатора. Понравилось тебе в этой роли?
– Само по себе это очень интересно. Проблема в том, не все матчи получаются интересными.

– Так в этом и заключается мастерство комментатора: преподать неинтересный матч так, чтобы зрители не могли от него оторваться!
– Согласен, к этому и стоит стремиться. Главное, не сказать чего-то лишнего. Однажды мы с Ромой [Романом Ляховенко] так резвились на тему «спартака», что нас потом попросили эту грань не переходить. (Смеется.)

– Кто из молодых армейцев кажется тебе наиболее перспективным?
– Сильное впечатление производит игра полузащитника Астемира Гордюшенко – ее выделяют и тренеры, и многие ветераны. В будущем Гордюшенко может заиграть на приличном уровне. Но для этого ему еще предстоит пройти тяжелый путь. Нападающий Федор Чалов отметился на юношеском чемпионате мира в Чили, привлекается к матчам юношеской Лиги чемпионов. Молодцы Никита Чернов, Александр Головин – эти футболисты уже известны.

– Следишь ли за другими видами спорта – хоккеем, баскетболом?
– По мере сил. Времени сейчас мало, а раньше был частым гостем и на хоккее, и на баскетбольной Евролиге.

– Назови лучший «выезд» этого сезона – на данный момент.
– Наверное, в Прагу. Народу было вроде немного, но болели, по-моему, классно.

– А говорят, наоборот поддержка там была хиленькой…
– Ну смотря с чем сравнивать. В Манчестере вообще ерунда была. В Праге всё же интереснее было, плюс волевую победу ЦСКА увидели… Еще в Саранске неплохо было.

– Долгое время ты наблюдал за развитием армейского фанатского движения изнутри, сейчас смотришь на него как сотрудник клуба. Как изменился армейский фанатизм? На каком этапе он сейчас находится?

– Армейский фанатизм сильно вырос – в этом нет никаких сомнений! Понятно, что мы покинули «Лужники», где был возможен масштабный «перфоманс», однако движение в лучшую сторону несомненно. Смотреть на ситуацию изнутри я теперь не могу, но мне всё нравится. Всячески поддерживаю использование черного цвета: красно-синее на черном здорово смотрится!

– Есть ли какая-то информация относительно ужесточения досмотра в связи с последними терактами?

– Честно говоря, не знаю. Скорее всего, меры безопасности действительно усилят.

– У ЦСКА остались в этом году два домашних матча – с «Крыльями Советов» и «Вольфсбургом». Чего ждешь от этих поединков?

– В первую очередь я переживаю из-за погоды. Главное, чтобы не подмерзло поле, – армейцам нужно сыграть на нормальном газоне. Матч с «Крыльями» будет, несомненно, важным – по-своему не менее важным, чем с «Вольфсбургом». 7–8 тысяч на него, думаю, придут. Ну а на Лиге чемпионов стадион будет забит до отказа.

Источник: RBworld.org

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс