Сегодня повествуем историю пожалуй одной из самых лучших фанатских тусовок России. Речь пойдет о фан-движение питерского «Зенита. Представляем Вашему внимаю 1 часть истории.

 

 

 

 

История 1977-1993 года:

Питерский Зенит может похвастаться, пожалуй, самой красивой поддержкой и – главное – самой мощной и организованной шизой на трибунах Петровского. Это первый город в России, в котором движение ультрас появилось не на словах, а на деле.

Но начиналось все довольно праздно. Первые «фанатики» на берегах Невы появились в 1977 году, причем появились, как тогда водится, с визита спартаковских фанатов. Питерские болельщики были удивлены этой организованности, атрибутике, какими-то зарядами. Моментально стали возникать локальные группы по интересам. Всем хотелось внести свой вклад в поддержку клуба. Так, на 40-м секторе стадиона им. Кирова, куда продавались детские билеты по 10 копеек, возник первый очаг «боления».

После олимпиады на реконструированном стадионе фанаты стали собираться на знаменитом 33-м секторе. 1980-й год можно назвать первым годом появления своего движения у фанатов ленинградского Зенита. С подачи фана Длинного 4 июля 1980 г. после игры Зенит – Карпаты пошел слух, что «все собираемся на 33-м». Все и собрались.

Первая группа составляла человек 30, заряжали как могли. Информации не было никакой, было лишь желание. Фото и вырезки из зарубежных журналов, привезенных знакомыми моряками, ходили по рукам за бешенные деньги. Пытались кому-то подражать, что-то придумать.

Среди первых шиз были «Во всём Союзе знаменит ленинградский наш Зенит», «Атомная бомба», «Раз, два, три, Зенитушка, дави!». Все это – наследие 1980-го года. Тогда уже четко определялось, какие хлопки у «зенитчиков», какие у «мясных», какие у «коней» и т.д. В общем и хлопки свои тоже придумали.

Одним из первых организаторов был тогда некто Леха Вельвет, получивший такое прозвище за свою коричневую вельветовую куртку. Он не только пытался заряжать, заводить народ, но и рисовал плакаты, надписи, первое подобие транспарантов. На матче с Шахтером он носился по сектору с плакатом: «У нашего Зенита болельщиков не счесть, пока такие люди, как Казачёнок есть!» А с другой стороны этого плаката он написал: «Кто хочет поехать в Москву на матч Зенит – Спартак, покупайте билеты на 27-й поезд, отправление в 21:47. Встречаемся у бюста Ленина на Московском вокзале». Так он организовал первый выезд.

Полотна тогда понятное дело не шились. Максимум на что хватало фантазии – подрезать флаг в каком-нибудь спортивном обществе (в продаже их просто не было). Все шарфы вязались самостоятельно с помощью мам и бабушек. А по примеру спартачей, приехавших в Ленинград в красно-белых колпаках, местные любители футбола скупили себе синие береты с белыми помпонами, это было очень оригинально. Потом остальной народ тоже стал подтягивать всевозможные вещи (шарфы, шапочки и т.д.) сине-белой расцветки.

Тогда ещё не было такого понятия, как сине-бело-голубые цвета. Было чёткое представление, что бело-голубые – это Динамо, а Зенит играл в синих футболках, вот все и думали, что цвета у него сине-белые. Лишь потом все разъяснилось, но тогда это было не так принципиально.

Поначалу хилое движение постепенно набирало силу, количество фанов росло (достигало даже до 300), был пробит первый выезд на Спартак. Еще никто друг друга не знал, даже не знали слова такого, «фанаты». Зато портвейн вместе пили, знакомились, выдумывали погоняла. Так появились Дух, Блондин, Длинный, Свояк, Шляпа, Беломор и др.

С фанатами Спартака уже тогда возможны были столкновения. В 1977-1979 гг. их регулярно закидывали камнями разные «левые» личности. А в 1980-м их вообще целая толпа на вокзале провожала. Но в Москве ленинградских фанатов встретили дружелюбно. Были конечно попытки разобраться, но «правые» между собой договорились, что фанаты должны усмирять своих кузьмичей. Тогда спартаковцы были главные в теме фанатизма, все у них учились.

Из интересных событий в 80-м году были еще 2 выезда в Минск и Баку. Увидеть четверых людей из Ленинграда с толице Азербайджана тогда было просто дико. Команда сильно удивилась. Еще была искрометная игра с Араратом: мощная шиза, первая дымовая шашка, кто-то выбежал на поле!!! Конечно, милиция не оставила эти события без внимания и начала репрессии.

Тогда просто выделиться из общества считалось преступлением. Забирали в отделения за флаги, шарфы, значки, крики с трибун. Собирали фотоархивы и вызывали фанатов на допросы в КГБ. Многих подозревали в измене родине и создании националистических обществ.

В 1981-ом пошли более плотные выезда. Во-первых, не была пропущена ни одна Москва, уже тогда пошли такие разговоры, что Москва – это по большому счёту и не выезд, настоящий выезд – дальний. Во-вторых был первый двойник: Днепропетровск-Донецк. В 1982-м даже пробивали тройник Киев-Тбилиси-Одесса. Ездить стали по 40-50 человек, правда доезжали далеко не все, т.к. по дороге много пили, часто меняли поезда и лихо буянили.

В это же время начали возникать серьезные проблемы с ментами. Приходилось как-то с ними договариваться, искать компромисс. Тогда в органах понимали, что толпа растёт, и справиться с ней достаточно сложно. Когда пытались выдернуть кого-то одного, фанаты хватались руками за скамейки, друг за друга, за того парня, и приходилось выдёргивать весь ряд, а это уже сложнее. Беспорядки тоже никому еще были не нужны. Фанатам кичиться было не перед кем (тогда еще не было повода для гордости, что ты кому-то навалял), а охрана порядка напросто могла лишиться погон.

 1983 год ознаменовывается приходом основных сил на сектор. Дома уже собирается более 300 фанатов, выезда проходят все интереснее, парни становятся все агрессивнее. Происходят стычки с гопами в Донецке, Одессе, Баку, Вильнюсе. Первые боевые настроения направляются против фанов ЦСКА. С ними сначала все было мирно, но с 1982-года москвичи им пеняли за дружбу со спартачами. А в 1983-м произошла первая драка, где столкнулось около 70 человек. Однако конфликт дальше не пошел и был мирно урегулирован, правда в 1985-м на стадионе Кирова армейцы подрались с местными, но среди фанатов мир был достигнут. Впоследствии, уже в 1990-х, некоторые питерцы даже участвовали вместе с «конями» в акциях против «мяса».

К середине 80-х фан-движение первой волны достигает своего расцвета. В 1984-м Зенит стал чемпионом СССР, что разумеется отразилось на народных настрояних: команду любили, на команду ходили. К сожалению, кроме проблемы алкоголя была сильна и проблема дедовщины. Фаны, считавшие, что уже много чего повидали на своем веку, стали притеснять более молодых и более слабых. Сектора стали дифференцироваться, единый движ – расслаиваться. Очень сильно было мнение о делении фанатов на «правых» и «левых». Даже просто так в розетке зайти на 33-й сектор было нельзя – сразу отнимут. Сначала ты должен был доказать свое право называться фанатом на паре выездов – стать правым.

Дойдя до своего пика, движение постепенно пошло на убыль. Старые люди уходили в армию, возвращались – люди уже не те, клуб не тот, да и страна не та. Новых людей было мало, зато были веселые и экстремальные поездки. Постоянные драки в Вильнюсе в 1985-1988 гг., в Киеве в 1985, 1987 гг., были конфликты в Донецке и Одессе.

Смешной случай был в Днепропетровске в 1986 году. Играли в воскресенье – во всем городе ни капли спиртного, и какой-то мужик сказал, что вам «Кобзон продаст». Тогда у сестры уважаемого человека, народного артиста СССР И.Кобзона гуляли свадьбу, и в итоге артист подарил фанатам вино просто так.

В 1987-м были крупные беспорядки в Каунасе, где местный баскетбольный Жальгирис принимал ленинградский Спартак. Фанаты Зенита тогда ехали из Вильнюса и схлестнулись с местными националистами, которые считались самыми радикальными в Союзе. А в самом Вильнюсе около 100 человек дралось на площади: разбили троллейбус, магазины.

Текст взят с ultras.wikia.

Ждите продолжения истории в следующих частях наших новостей… 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс