Артур «Пирог» Емельянов и Дмитрий «Медведь» Хрисанов рассказали о том, состоится ли в этом году «Маркваша Cup», будет ли на матч со «Спартаком» перфоманс и как они относятся к новому закону о болельщиках.

1-ая часть.

Были ли обращения к обычным болельщикам, дабы они могли помочь Rubin Ultras в финансовом плане, с целью сделать фанатское движение независимым от клуба?

Артур: Да, как многие их называют кузьма-Ultras. Когда они видят, что у нас есть какие-то интересные задумки, они спрашивают об этом, и иногда помогают нам, чем смогут. Бывает, накидывают нам деньги, грубо говоря, на скотч или батарейки для мегафона. Содержание сектора на один матч составляет примерно 1000 рублей. Эти деньги нам тоже необходимо откуда-то брать, дабы содержать сектор. Возможны варианты с каким-либо спонсором, но нам это не нравится, не хочется заниматься их поиском, какой-либо рекламой. Поэтому необходимо быть независимыми, самим делать шоу на трибунах. Собственно именно к этому мы и стремимся.

Возможно ли, что кто-то захочет принести и повесить баннер на секторе и были ли такие случаи?

Дмитрий: Честно говоря, сам я не помню лично такого, чтобы кто-то приносил свой баннер. А если кто-то это захочет сделать, то это будет некрасиво, не оповестив нас. Есть ультрас-группа, которая занимается всем этим. Ребята приходят раньше всех перед матчем, развешивают баннера, готовят сектор к матчу. Поэтому не стоит самостоятельно вывешивать баннера, не согласовав их с нами, к тому же люди могут вывесить различные провокационные баннеры на нашей трибуне, чего бы точно не хотелось видеть.
Артур: Приведу пример, буквально недавно играли в Казани с «Партизаном», и ребята захотели сделать баннер посвященный тому, что россияне и сербы братья навсегда. Ребята спросили у нас разрешения сделать этот баннер. Мы ответили, что вопросов нет, конечно, делайте. Через некоторое время парни скидывают нам фотографию баннера. Они потратили свои силы, деньги, краску и ткани на это. У ребят не было опыта рисования баннеров, в итоге он вышел, мягко говоря, кривым. Мы запретили проносить его на матч, так как это был бы позор всему движению, так как, грубо говоря, любой пятиклассник лучше нарисует. На что ребята обиделись, хотя я наверное тоже обиделся бы, все-таки потратив свои силы, время и деньги, получать отказ всегда неприятно. Поэтому лучше обращаться к нам, мы постараемся помочь. Посоветуемся с нашим художником, которого больше опыта в этом плане.
Дмитрий: Мы только за инициативных людей, у которых есть желание и интерес помогать нам. Мы не запрещаем людям это делать, идем на встречу в таких случаях. У нас тоже не миллионы идей, от которых мы просто «отпинываемся», поэтому мы стараемся обсудить все возможные варианты, помочь людям. Мы с Артуром в этом плане всегда открыты, вы нас можете найти в офисе, и мы что-нибудь придумаем. Главное понимать для чего мы это делаем, и делать все это вместе, а не поодиночке. Если каждый будет тянуть одеяло на себя, то ничего хорошего из этого не выйдет.

Наш он-лайн чат просто разрывают вопросы о том, будет ли в этом году «Маркваша Cup»?

Артур: К сожалению, организатор этого турнира сейчас переехал в другой город на постоянное место жительство, поэтому в этом году, скорее всего его не будет. Это был хороший турнир среди фанатов, но на данный момент я не могу взять всю организацию турнира на себя. Поэтому если есть люди, которые могут его организовать, то мы с удовольствием поможем в этом, но сам я пока не готов его организовывать.
Дмитрий: Надо все-таки понимать, что это необычный турнир для всех. Это турнир для определенного узкого круга лиц, и было бы неплохо, если бы все участники турнира собрались и вместе занялись организацией турнира. На самом турнире царила семейная атмосфера, и все люди, которые были на нем как участники или зрители, помнят приятные впечатления от турнира, и все они хотят вновь побывать на этом турнире. Я сам собственно хочу принять участие, ведь раньше мы говорили, что турнир будет ежегодным. Но в связи со сложившейся ситуацией, это будет сделать непросто. Просто надо собраться всем капитанам команд, обсудить варианты, и если все за это возьмутся, то мы его обязательно проведем.
Артур: Но, к сожалению, не все хотят проведения этого турнира. Так в прошлом году, полиция преследовала организатора «Маркваша Cup», считая, что там собираются экстремисты и не понятно чем они вообще там занимаются, то ли революцию готовят, то ли переворот, собираясь при этом в большом закрытом зале. Думают, где собираются фанаты, то там непременно ОПГ, поэтому надо быть аккуратным. Хотя все мы за спортивный образ жизни.

Почему перестали проводить шествия перед матчами?

Артур: Мы отправляли запрос в исполком города Казани, на что получили ответ, что в связи с не надлежащем видом «Ярморочной» площади, а так же с тяжелой дорожной ситуацией в городе, мы вам пока не разрешаем проводить шествия. А участие любого человека в несанкционированном шествии – противозаконно, и грозит большим штрафом. Поэтому, раз исполком города не дает разрешения, то мы их проводить не будем. К неорганизованным мероприятиям мы относимся отрицательно. Я лично боюсь и не собираюсь в них участвовать, потому что есть печальный опыт. Поэтому все вопросы к исполкому города. Вчера Ильсур Метшин был в программе «Город», можно было бы ему позвонить и спросить его отношение, к различного рода шествиям.

Как вы относитесь к движению «Old Crazy Alcogoal-X»?

Артур: На самом деле, я знаю многих оттуда, ребята очень позитивные. Но многие из них сейчас не ходят на стадион, и не будут ходить, пока в «Рубине» не сменится тренер. Не знаю, шутка это или нет, но пока они действительно не ходят на «Центральный». В моем понимании, это самые идеальные движения, которые состоят из друзей, которые ни от кого не зависят, ни с кем не договариваются, а берут, просто выкупают два купе и едут, например в Томск. Ребята самобытные, побольше бы таких во всем фан-движении, и тогда бы у нас все было отлично.

Может быть, стоит рассказать об этом движении побольше, в первую очередь для общественности? Все-таки вряд ли широкий круг людей знает об этом движении.

Дмитрий: Об этом движении мало кто знает. Ребята себя не афишируют, и этот вопрос надо задавать напрямую им, хотя ли ребята себя афишировать.

Почему на секторе нет пропаганды Здорового Образа Жизни?

Артур: У нас многие ребята участвуют в пробежках за Здоровый Образ Жизни. У нас большинство основных ребята не пьют и не курят. Как это нет пропаганды, я не понимаю. Они должны с плакатами ходить?
Дмитрий: У нас сейчас на секторе практически не курят, потому что мы ввели правило, что нельзя курить. Я сам бросил курить, после того, как залез на вышку, чтобы не отвлекаться ни на что во время матча.

Как к вам относится Курбан Бердыев?

Артур: Мне как-то не удалось лично пообщаться с Курбаном Бердыевым, поэтому я не знаю, как он ко мне относится.
Дмитрий: У меня аналогичная проблема. Не было возможности пообщаться, надеюсь она появится в будущем.

Молодой человек из чата просит вас не использовать файеры. Как вы думаете, ребята, файеры на трибунах это хорошо или плохо?

Дмитрий: Не знаю как у всех отношение к этому, хорошо это или плохо я не знаю. Но, на мой взгляд, это один из видов поддержки команды. Как я могу запретить ребятам это делать, если я не знаю, кто это зажигает. Это уже личное дело каждого зажигать или нет. Я же не смотрю на досмотре перед сектором. Зажечь файер, в принципе могут везде. Были примеры, когда они зажигались не только на фанатском секторе, но и на западной и восточной трибунах. Если человеку залезла эта мысль в голову, то он воплотит ее в жизнь. Просто есть люди, которым это нравится, а есть те, кто против этого на трибунах.
Артур: Здесь главное понимание того, что такое фан-движение и какова его структура. Многие меня называют лидером Rubin Ultras, хотя это название всего лишь официальное название объединение фанатов «Рубина». А так как любое фан-движение само по себе является неофициальным объединением, то мы не можем что-либо запретить. Здесь нет как такого одного лидера, который может что-то запретить, здесь нет четкой иерархии. Фан-движение это сообщество, и каждый в нем делает все что хочет, соблюдая некоторые нормы, и двигаясь при этом в сторону достижения общей цели. Поэтому мы не можем что-то запретить людям. Я не могу представить, что Дмитрий будет ходить по сектору и отнимать у ребят из рук файеры. Мы можем попросить ребят о чем-то, а вот прислушаются они или нет, это уже их дело.

Этот вопрос задается очень часто, по вашему мнению, пиротехника – это преступление? И хотели бы вы, чтобы файеры разрешили жечь в новом законе «О болельщиках».

Дмитрий: В новом законе это точно не разрешат, так как существует закон о полном запрете пиротехники на массовых мероприятиях. Соответственно, этот вопрос даже не затрагивался в рассмотрении нового закона «о болельщиках». В новом законе, если ты жгешь пиротехнику, то тебя ждет какое-то наказание, там не идет речь о том, разрешить ее или запретить.
Артур: Насколько я знаю, то в указе было написано, что можно жечь пиротехнику только в специально отведенных местах. Другое дело, что в России, скорее всего, нет ни одного специально отведенного места. Вывод – значит нигде нельзя жечь. На мой взгляд, пиротехника не преступление, если она не мешает проведению матча, ни угрожает безопасности и здоровью болельщиков, и если она не доставляет особого дискомфорта другим участникам массового мероприятия.
Дмитрий: Можно же сделать все это более разумно, а не как сейчас. Сегодня пиротехника сжигается, так сказать — «из под пола», кто-то пронес на сектор, кто-то не смог, кто-то не захотел, а кто-то вообще этим не занимается. Можно, допустим, обратится в МЧС, чтобы они обучили, как это делать безопасно. Или поставить ведра рядом с теми, кто пользуется пиротехникой, чтобы сразу все тушилось на месте, а не выбрасывалось на поле и на беговую дорожку. Я считаю, что если это делается не в ущерб, то пиротехника – это не преступление.
Артур: Хотел бы добавить, что в нашем фан-движении состоят разумные люди, с которыми можно вести диалог и договариваться о чем-либо. Несколько лет назад, в 2004 году после матча с «Рапидом», с нашего сектора было брошено несколько файеров в сторону поля, а точнее они попали на беговую дорожку. После того случая, была встреча с руководством клуба, и они попросили о том, чтобы больше таких ситуаций не повторялось. И вот уже с 2004 года, ни разу не было такого, чтобы пиротехника с казанского фан-сектора бросалась в сторону поля.
Дмитрий: Нет, было один раз на выездном матче, с «Локомотивом» в 2008 или 2009 году. Но мы тогда поговорили с людьми, объяснили, что так делать нельзя.
Артур: Я считаю, что бросать пиротехнику на поле – дикость. Поэтому с фан-движением договориться можно, о том, чтобы не совершать какие-то глупые поступки.

Кто и как давно занимается фотоотчетами для сайта Rubin Ultras?

Артур: Фотоотчетами занимается наш фотограф, который является моим товарищем. Как-то однажды, я попросил его прийти к нам на матч, и пофотографировать сектор. Мы, тогда как раз приготовили перфоманс. Он дал согласие, мы договорились с клубом, со стадионом, и дали ему аккредитацию. С тех пор за 3-4 года он пропустил буквально всего парочку матчей. Он является аккредитованным фотографом, его знают в клубе. На играх они снимает весь наш сектор, а после матча отправляет фотографии администратору сайта, который их уже опубликовывает. Он так же ездит на выездные матчи, по возможности конечно. Так получилось, что человек далекий от футбола «зажегся» этим, и вот с нами уже достаточно длительное время. Но, к сожалению, матч против «Волги» стал для него последним, так как его призывают в армию. И у нас сейчас ведется поиск нового фотографа. Мы ищем среди своих друзей, человека, который умеет фотографировать. Нам вовсе не обязательно, чтобы он умел что-то сверхъестественное. Главное, чтобы человек был ответственным, умел фотографировать и у него был хороший фотоаппарат. Если есть такие кандидатуры, то ждем ваши письма на наш электронный ящик.

Какой выезд для вас является самым запоминающимся?

Артур: Для меня самый запоминающийся выезд это во Владивосток в 2007 году. Я ездил из Москвы на поезде, а дорога заняла 7 суток. Тогда я был студентом 3-его курса. Я поехал один, а когда прибыл на место, понял, что никто из Казани больше никто не приехал. Но сам выезд мне очень понравился, весь выезд занял 18 дней. Я познакомился с замечательными ребятами из Владивостока, с которыми до сих пор общаюсь. Так сказать увидел всю страну из окна поезда.
Дмитрий: Я не могу сразу выделить какой-то один выезд. Я вообще люблю ездить на гостевые матчи, и каждый выезд это как праздник, а особенно в те города, где сложились хорошие отношения с болельщиками других команд. Получается, что ты едешь в другой город, чтобы увидеть своих друзей. Конечно, есть любимые выезда, пожалуй, Ростов в 2009 году – просто сумасшедший выдался выезд, который надолго останется в памяти. А так же хорошо помню самые первые выезда, когда путешествовали на электричках и автостопом, без копейки денег. Сейчас бы я пять раз подумал, прежде чем ехать таким же способом. Было много прикольных, крутых, так называемых олдовых выездов, которые остаются в памяти навсегда. Ростов 2009 относится как раз к таким. Там половина вагона было наших фанатов, причем преимущественно старое фанатье, которые очень давно гоняет на выезда. И вот как раз на том выезде мы собрались все вместе, и там была действительно жара.

Каким образом фанаты проносят файеры на стадион?  :mrgreen:

Артур: Здесь конечно кто на что горазд. Сейчас, наверное, многие шутят про фанатов «Зенита» и их способы проноса файеров. Но я надеюсь, что не так люди их проносят, и сами фанаты «Зенита» по-другому проносят файеры на трибуны. Раньше, я знаю, что люди вырезали полости в книжках, туда собственно клали файер и проносили его. Раньше много разных интересных способов было, сейчас я, честно говоря, далек от этого.
Дмитрий: Скажи, что сейчас ты просто не проносишь их, и не в курсе. (смеется)
Артур: Охохохо, как смешно. (смеется) Сейчас проносить файеры намного сложнее чем в те времена, когда я пронес свой последний файер. Знаю, что раньше многие ребята проносили их просто в капюшонах, или даже просто взяв его в руку. Но это было давно, а сейчас, мне честно говоря, неизвестно как ребята их проносят.

Очередь философских вопросов от наших читателей. Артур, почему ты «Пирог»?

Артур: У меня была подружка, которая называла меня «дружок». Как то она со своей подружкой встретили меня и начали называть «дружок-пирожок». Не знаю почему они срифмовали именно так, возможно, тут сыграла свою роль женская логика. Далее уже мои друзья услышали «дружок-пирожок», и стали звать меня просто «пирожком». А уже потом, кто-то очень молодой, кому неудобно было называть меня «пирожком» назвал меня «пирогом». Я, если честно, к этому вообще никакое отношение не имею.

Аналогичный вопрос у нас собственно и для Дмитрия. Почему ты «медведь»?

Дмитрий: История в принципе известная, все те, кто меня спрашивают об этом, я им всегда рассказываю. Еще в детстве, когда я был совсем молод, у меня были ноги косолапые, те, кто меня знают, для них это вовсе не секрет. Это первая версия моего прозвища. Второй вариант – у меня была травмирована нога. Вдобавок к моим косолапым ногам, я еще и прихрамывал, то есть походка была полу-медвежья. И как-то раз меня соседка во дворе увидела и спросила, что ты шатаешься как медведь? Рядом в тот момент стоял мой друг, который начал дико смеяться, и после этого уже понеслось. Хотя в детстве были и другие прозвища, но прикрепилось именно это. И вот уже лет с 9-10 меня так называют.

Владислав Бушилов: Почему сейчас Амира больше нет «на барабане», а Артур больше не «заряжает»?

Артур: Амир сейчас работает в клубе, в отделе маркетинга и занимается другими делами. Я его лично просил побарабанить на некоторых играх, когда у нас не было барабанщика. Но говорил, что у него жутко болят руки, ссылался на артрит. Скорее всего, просто отмазывался (смеются) . Амир сейчас работает в клубе, и как-то вот так «съехал» от барабана. Вообще, у нас барабанщики жалуются, что после игр очень болят руки, дики мозоли. Поэтому роль барабанщика она не так проста, как кажется.
Сам я слез с вышки и теперь больше не «заряжаю»… Даже не знаю почему. Скорее всего, просто не оправдались ожидания. Я пару лет вкладывал все силы в движение и надеялся, что на следующей игре все будет здорово, мы начнем петь, будем лучшие по пению в России, но люди опять приходили на сектор, молчали, грызли семечки и смотрели на меня с непонимание. И после одной из игр я «перегорел», и понял, что больше я не смогу полностью отдаваться стоя на вышке. А находиться там, просто ради того, чтобы там кто-то был – неправильно. Когда ты там находишься, ты должен зажигать людей. Я уступил место человеку, который этого больше хочет, у которого горят глаза.
Дмитрий: У меня тоже, такими темпами скоро перегорят.(смеется)
Артур: Ничего у тебя не перегорит, пока приемника себе нормального не найдешь.(смеются)
Дмитрий: На самом деле находиться на вышке очень сложно. Раньше я так же этого не понимал, подшучивал над Артуром, пока сам не оказался в его шкуре. Иной раз, бывает, даже сил нет слезть с вышки. Пожалуй, только моя жена знает, как тяжело мне это дается, когда оставляешь на матче все силы. Но это все равно ерунда, я буду продолжать залезать на вышку, буду стараться менять к лучшему наше фан-движение.

Наверное, многие вас спрашивают, почему на секторе есть имперские флаги. Откуда они появились, и может быть их стоит убрать?

Артур: Это очень сложный вопрос. Здесь дело не во флаге, здесь дело в недовольстве существующим государством. Это очень тяжелый и серьезный вопрос. Люди хотят видеть нашу державу великой. Народ хочет видеть страну счастливой, богатой и процветающей. Чтобы старики жили, а не выживали, чтобы все хорошо жили в стране. Естественно, примером для людей является Российская Империя, в которой, как они думают, люди жили хорошо. Поэтому, я считаю, что имперский флаг это – то, что ассоциируется с тем временем. А нынешний флаг России ассоциируется, в первую очередь со всем тем, что они видят сейчас в нашей жизни, на улицах, по телевизору, в интернете. Все-таки очень глубокая и серьезная тема для рассуждения. Свое мнение я высказал, считаю, что люди хотят видеть свою страну великой, а не такой, как сейчас.
Дмитрий: Я честно говоря, не вижу в этом флаге ничего плохого. Может быть, вы мне ответите, что же с ним не так? Поэтому, когда люди подходят ко мне и говорят, что этот флаг делает у вас на трибуне? Я обычно задаю им встречный вопрос, а что плохого в нем? Пока мне на этот вопрос так никто и не ответил. Если люди могут ответить на этот вопрос, то пусть подойдут ко мне и скажут что же не так.

Почему «Сяпа» ушел из Rubin Ultras?

Артур: Хороший вопрос. Да, был у нас такой человек. Он кстати не уходил из Rubin Ultras, он ушел из инициативной группы. Один раз, он ошибочно дал интервью. Он считал, что он дал интервью от своего лица, а получилось так, что он дал интервью как представитель Rubin Ultras. В самом интервью было несколько громких заявлений, под которыми большинство Rubin Ultras было не согласно, и не подписалось бы под этими заявлениями. Поэтому мы попросили Женю больше не говорить от имени Rubin Ultras те вещи, с которыми большинство движения, не согласно с его мнением. Договорились на том, что он так же ездит на выезда, посещает сектор, но просто не представляет Rubin Ultras и инициативную группу.

Будут ли фан-поезда для фанатов «Рубина»?

Дмитрий: На самом деле, этот вопрос поднимался уже не однократно, почему это не делается. Во-первых, у нас нет такого огромного количества, так называемых «выездюков», людей – которые постоянно ездят на выездные матчи. А во-вторых, организовать фан-поезд стоит очень больших денег. Организовать массовый выезд на автобусах намного дешевле. Да, на поезде было бы веселее и комфортнее, но это очень сложно и дорого организовывать. А будет или нет…Поживем, увидим.
Артур: Я считаю, что это не целесообразно. Фанату, съездить в ту же Москву, в плацкарте стоит 2500-3000 рублей. А если бронировать целый вагон, то это будет стоить около 5000 рублей на человека туда обратно. То есть людям будем просто экономически выгоднее покупать билеты самим, а не покупать более дорогие места, в таком же в вагоне. На самом деле, проще найти 3-5 друзей, выкупить целый отсек в плацкарте и ни от кого не зависеть. Поэтому, не стоит ждать фан-поезда, а надо быть более инициативным и независимым.

Много ли фанатов «Рубина» собираются посетить матча с «Партизаном» в Белгарде?

Дмитрий: Среди всех моих друзей и знакомых, на матч собираются ехать порядка 20 человек. Сколько всего человек будет на секторе, покажет игра, думаю, будет порядка 30-50 человек. Этот выезд будет показательным, в плане независимости нашего движа, так как официального выезда нет. И на матч поедут именно те, кто хочет этого, при этом, не завися в данном случае ни от кого.
Артур: Кстати, билеты на этот матч находятся в Казани, в нашем офисе. Их стоимость равняется 7 евро. Поэтому у кого есть вопросы, звоните к нам в офис по горячему номеру.

Кто является новым барабанщиком на фан-секторе?

Дмитрий: В последнее время у нас часто сменяются барабанщики. Нет постоянного человека, который отстукивает на всех матчах. Вообще, у нас есть несколько человек, которые барабанят, но из них невозможно выделить кого-то одного. Потому что мы пока не видим кого-то одного, кто проявит инициативу и огромное желание. Если кто-то к нам подойдет и скажет, дайте мне это место, я буду барабанить всегда и везде, то пожалуйста, мы будем только рады. От этого выиграют все, так как мы работаем с ним в тандеме. И если он будет барабанить на постоянной основе, то мы будем понимать друг друга с полуслова, а от этого значительно улучшиться качество поддержки.

Кто был зачинщиком конфликта с футболистами из Зеленодольска, на турнире болельщиков ФК «Рубин»?

Артур: Мы, команда Rubin Ultras играли в финале турнира с футболистами из Зеленодольска. Видимо, их команда не привыкла отвечать за свои слова. Футболист из Зеленодольска начал оскорблять нашего игрока. И наш футболист не сдержался и первым ударил его. Да, игрок нашей команды ударил соперника первым, но агрессия и провокации шли со стороны футболиста из Зеленодольска.
Дмитрий: Другое дело, что все друг друга поддержали, и показали, что Rubin Ultras сплоченный коллектив, как на поле, так и за его пределами.

Видимо услышав, что ты кашляешь, Диме желают здоровья!

Дмитрий: Спасибо большое! Да, действительно, после игры с «Интером» я заболел, до сих пор еще до конца не поправился. Но пользуясь случаем, хочется обратиться к нашим болельщикам. На каждом матче я раздеваюсь «по торсу», показываю, как я болею за нашу команду. И если мы уж решили поддерживать команду таким образом, то давай те делать это все вместе. Повторюсь, до сих пор не поправился, но я точно знаю, что на следующей игре против «Спартака», я приду на сектор, и так же буду поддерживать нашу команду. Давайте придем, забьем весь сектор, и попробуем пошизить не на 100%, а на 1000%. Когда ты раздеваешь в холодное время года, то стоять разговаривать и смеяться ты не можешь, иначе сразу замерзнешь. А если ты шизишь, то ты не только не замерзнешь, но еще и вспотеешь!

Планируется ли на матч со «Спартаком» масштабный финальный перфоманс?

Артур: К сожалению, нет. Хотя, честно говоря, мы еще не собирались с инициативной группой, и не обсуждали наши планы на последний матч сезона. Конечно, нам хотелось бы что-нибудь сделать, но на любой перфоманс – нужны деньги. К сожалению, у Rubin Ultras их сейчас нет.

Многие спрашивают о том, как, когда и почему появились кричалки в сторону кавказских команд?

Артур: Это очень сложный вопрос, который в меньшей степени относится к футболу, а больше касается нашего общества. Даже моя мама, которая всю жизнь была крайне толерантна во всем, говорит, что кавказцы в последнее время, грубо говоря, обнаглели и ведут себя не так как полагается. Перед матчем с «Анжи» я подхожу к стадиону, и вижу как около 30 человек бегают вокруг него, с криками «Я твой мама…. Туда-сюда», «Эй, ты урод, иди сюда!» и так далее. Сдергивают шарфы с наших болельщиков. Я считаю, что после такого поведения болельщиков «Анжи», наши болельщики были бы просто «терпилами» если бы просто это все проглотили. Поведение болельщиков кавказских команд, заставляет всех остальных болельщиков относиться к ним именно таким образом.

В чате болельщики предлагают сделать небольшой перерыв во время пения, так как сильно устает горло и руки.

Дмитрий: В игре футбол есть перерыв, и длится он 15 минут. Вообще я за то, чтобы поддерживать команду в ритме non-stop, без остановки, как это происходит в Англии. Но я уже знаю возможность своего сектора, поэтому иногда делаю передышки. Все-таки я никого не заставляю на нем умирать, хотя на самом деле, было бы здорово, если бы люди отдавали все силы, ради поддержки любимой команды. Поэтому, я за поддержку без остановки, чтобы пение было слаженным, громким и непрерывным, а звук можно было измерять в десятках децибелов.

Артур: Кстати, хотелось бы отметить такую неприятную тенденцию. Часто происходит так, что во время песен во славу «Рубина» многие из болельщиков поют в полголоса, или вовсе молчат. А когда сектор скандирует оскорбительные кричалки, то люди кричат с удвоенной или даже утроенной энергией. Хочется сказать, что мы приходим на сектор, чтобы в первую очередь поддерживать «Рубин». Поэтому песни во имя нашей команды должны звучать как минимум не тише, а в идеале громче в два раза, чем все остальные заряды.

Почему прервали традицию приглашать игроков «Рубина» на сектор в роли заряжающего? Почему бы не позвать на матч со «Спартаком» Романа Еременко, который травмирован и не примет участие в матче?

Дмитрий: Во-первых, как таковой традиции у нас не было. Был единичный случай, когда мы позвали на сектор Виталия Калешина. Тогда все сложилось удачно, мы позвали игрока, он согласился, но назвать это традицией я не могу. Я считаю, что мы можем попробовать позвать Романа Еременко на матч со «Спартаком», но я не вижу в этом необходимости. Было бы здорово, если бы ребята после игры подходили к сектору, и вместе с нами пели какую-либо песню после матча, вот это было бы действительно круто. А просто приходить на сектор, я считаю не надо. Тут должна быть заинтересованность самого игрока, надо будет спросить у Романа.

Артур: Здесь так же есть другой вопрос, о том, достоин ли наш сектор появления Романа Еременко на нем? По сути, привести Рому вполне реально и не так сложно, другое дело, что он увидит на нем? Школьников, которые плюются по сторонам, людей которые молчат или фотографируют на телефон. Если бы у нас реально был сектор, который безумно и безбашенно поддерживал команду, мы бы ему сказали, посмотри, как у нас тут ребята болеют за вас, отдаются полностью поддержки. И на следующей тренировке он бы сказал другим игрокам о том, как фанаты отдаются на фан-секторе, поддерживают нас, и что давай те так же выложимся на поле, как парни на трибуне. А что сейчас у нас? Не сказать, что стыдно, но гордиться нам определенно нечем. Кстати, в последних матчах появилась такая тенденция, что фан-сектор прямо с финальным свистком берет и уходит домой. Фан-сектор тем и славится, что пока команда не ушла в раздевалку, мы поблагодарим команду, за то, что она играла для нас, растянем шарфы на гимн. Поэтому просьба ко всем, не покидайте сектор раньше времени. После матча команда идет похлопать нам, а на секторе остается буквально 50 человек, так и хлопать, по сути, некому.
Дмитрий: От себя добавлю, что пока идет заряд — будьте добры его завершить! Не имеет значения, раздался финальный свисток или нет. Мы должны закончить игру красиво, все-таки когда заканчивается матч, поддержка не заканчивается.

Татьяна Ковалева: Что-то нужно делать с петардами и пиротехникой. Были случаи, когда эти вещи прожигали одежду и приносили вред здоровью. Как вы относитесь к этой проблеме?

Артур: Я считаю, что уж если фанат пронес пиротехнику на сектор и хочет ее зажечь, то надо быть крайне осторожным и аккуратным! Спалить кому-то волосы или одежду это – просто бред и за это можно получить в лицо от самих же фанатов. Знаю, что в Самаре девушке подбросили петарду, ей порвало футболку, и у нее был ожог. Кому-то из ребят прожигали куртки. Такие моменты бывают, поэтому мы призываем всех, кто вдруг решил этим заняться, делать это крайне аккуратно, а если не умеете, то лучше всего вообще этим не заниматься.

Почему песня группы «Демо», стала прототипом песни «Рубином жить»?

Артур: На самом деле, любая популярная песня может стать прототипом фанатской песни. Главное, чтобы у песни был хороший мотив, а уже на него, наша ультрас группа придумала слова. Залог хорошей песни это – известный мотив, который хорошо поется, а так же простые слова, которые легко запомнить.

Как вы относитесь к тому, чтобы брать целиком какие-то попсовые песни и исполнять их на трибуне, как это делали фанаты «Локомотива», распевая группу «Руки вверх»? Были ли в вашей истории такие моменты?

Дмитрий: На моей памяти такого не было. Были какие-то отрывки песен, которые мы исполняли, но чтобы целиком, такого не было. Я вообще считаю это глупостью. Зачем заряжать песни, которые не имеют отношения ни к команде, ни к движу. Скорее всего, это происходит от скудности репертуара. Пока едешь на выезд, в автобусе, или в поезде, то, пожалуйста, чтобы с друзьями посмеяться. А зачем делать это на секторе я не знаю.

Как вы считаете, правдивы ли слухи, которые фигурирует сейчас вокруг «Рубина», и в частности вокруг Гёкхана Тёре?

Дмитрий: Честно говоря, я вообще не задумывался над этим, и не собираюсь. Думать над тем, что пишут в интернете, на разных сайтах глупо. Лишь время покажет, кто прав, а кто виноват. А привязываться к каждой утке, я считаю, не стоит, и я не вижу в этом смысла. Я считаю, что нужно всего лишь дождаться официальной информации из проверенных источников. И лишь официальным людям из клуба стоит верить, а не различным интернет изданиям. Артур, а ты что думаешь по этому поводу?

Артур: Я ничего не думаю по этому поводу.

Может быть, Артуру просто не нравится Тёре.

Артур: Нет, на самом деле, Тёре мне очень нравится. После того, как он первый раз вышел в составе «Рубина», я мечтал, чтобы он играл в каждом матче, он мне очень нравится. А что касается этой ситуации, то честно говоря, я от нее далек, и мне трудно что-либо говорить. К сожалению, во всей России, многие дела решаются благодаря этим «откатным схемам», они работают к сожалению. Но, повторюсь, что происходит в «Рубине» я не знаю.

Дмитрий: В Казанской Футбольной Любительской Лиге нет «откатов»?
Артур: В КФЛЛ такого нет, потому что там не крутятся огромные деньги, и там нет таких коррупционеров. За это я и люблю любительский футбол!

Каким образом будет развиваться движение фанатов «Рубина» в республике, и будет ли открываться офис клуба болельщиков в Москве?

Артур: В Москве есть группа болельщиков, которые болеют за «Рубин». Она не официальная, нигде не зарегистрирована, но если нужно, то мы можем дать контакты людей. Они достаточно давно болеют за «Рубин», у них сложившаяся компания. А офис, это вопрос к руководству. Я считаю, что офис болельщиков в Москве нужен, но это не самый актуальный и главный вопрос для нашего движения.

Дмитрий: Артур верно сказал. Есть группа болельщиков, которая себя зарекомендовала. Они нас знают, мы знаем их. Те, кто ездят на выезды в Москву, их хорошо знают. К примеру, это – та же Татьяна Ковалева. А нужен ли офис там? – Я не знаю. Есть офис в Казани, где работают люди. И если у вас есть вопросы, то обращайтесь. Мы всегда открыты и готовы помочь. Мое мнение, офис в Москве на данный момент не нужен.

Почему на секторе не поется «Ода о Рубине»?

Артур: Все песни, будь они хорошие или нет, будут исполняться от того, пошла она на секторе или нет. Если песню будут петь хорошо и с удовольствием, то она будет часто исполняться. А если фан-сектор не хочет ее петь, или поет ее не так громко, то и большого смысла ее петь нет. К сожалению, «Оду о Рубине» исполняли не так, как хотелось бы, поэтому мы посчитали, что не стоит мучаться, а лучше исполнять другие песни, которые «заходят» намного лучше.

Как отличить настоящего Ультрас от «сброда»?

Артур: Интересный вопрос. Кто-то предлагает продавать билеты через офис болельщиков, чтобы до матча отличить Ультрас от «сброда». Хотя, я понятия не имею, как до матча отличить ультрас от «сброда». На самом матче, все понятно. Сразу видно, кто поет, а кто «торгует лицом».

Как вы относитесь к продаже билетов по паспортам?

Дмитрий: Я считаю, что на гостевых матчах это правильно, дабы исключить возможность различных провокаций, чтобы не нужные люди туда не попадали. А на домашних играх это создаст очень большую проблему. По закону, это может проверять лишь сотрудник полиции. А если это будет проверять обычный сотрудник ЧОПа, который одел манишку, то на каких основаниях он это делает. Поэтому, считаю глупостью проверять паспорта на домашних матчах.

Артур: Я тоже считаю, что продавать билеты на домашние матчи по паспортам не обязательно. Если посмотреть, какие сейчас очереди перед матчами. Да, не такие как были раньше, но сложно представить, какими они будут, если кассир у каждого будет смотреть паспорт. Поэтому, я считаю, что на домашние матчи нужно ходить по абонементу. Это существенно упрощает жизнь всем, и клубу, и владельцу, и кассирам.

Дмитрий: Да, это правильно. Легче вести работу с болельщиками, чем гадать придет человек или не придет, наберется 1000 человек на трибуне или нет. Даже если брать подготовку различных перфомансов, то можно вспомнить, сколько перфомансов было загублено тем, что люди приходят прямо к матчу, или опаздывает на него. Если у человека есть абонемент, то он думает, о сегодня игра надо сходить. При этом, он теряет время на покупку билета. А тот, у кого нет сезонного абонемента, думает, что еще в очереди придется толкаться. А если добавить продажу билетов по паспортам, то это буде около 80% нежелания идти на игру. Так как происходит тотальный контроль над обычным болельщиком, который хочет всего лишь посмотреть футбол.

С кем у фанатов «Рубина» дружеские отношения, а с кем вы враждуете?

Дмитрий: С кем враждуем – Ребята, ездите на «выезда» и все узнаете. Сюрприз такой вот. (смеются). Есть конечно у нас традиционные соперники, такие как Самара и Пермь. Не знаю, можно ли считать за соперника, но это «Волга». Пермь и Самара это — традиционные соперники, выезда туда всегда проходят интересно, и именно там, ты покажешь и докажешь свою верность к клубу. Друзей у нас мало, а официально так вообще нет. Соперники – да, они есть, и их больше чем друзей. Все-таки нас больше не любят. Но есть и личные отношения людей, у каждого кто ездит на выезда. Все-таки, именно на выездах познается мир. Лично у меня, есть ребята, с которыми я давно знаком, и если я или Артур туда приедем, то нам условно жвачку не дадут купить, ни копейки потратить. Да, есть и такие дружеские отношения между ребятами.

Артур: Естественно, если любой болельщик, если он адекватный, приедет в Томск, с которым сложились хорошие отношения, то ему там будут рады. В Краснодар, у нас там тоже сложились хорошие, теплые отношения. Несколько человек у нас туда переехали. Одна девушка вышла замуж за фаната «Кубани», у них недавно родился сын. Хочется ее поздравить с недавно прошедшим днем матери. Так же один парень у нас сейчас уехал жить в Краснодар.
Дмитрий: Там даже не дружеские, а уже родственные отношения сложились. Разные города есть, тот же Ростов и Краснодар. Там есть люди, которым звонишь, и они говорят, о красавец, мы тебя уже ждем! Но официальной дружбы как бы нет, а вражда есть.
Артур: Хочется добавить, что многое зависит от самого человека, который едет на выезд. Если приехал какой-то вонючий, грязный подросток, то к нему будет одно отношение. А если видно, что приехал нормальный образованный парень, который уважает город, который уважает команду соперника, то никаких вопросов к нему не возникнет, кроме тех городов, которые Дима уже обозначил. То есть, тут многое зависит от самого болельщика, который едет на выезд.
Дмитрий: Но на самом деле, тут скорее имеют дело личные отношения между людьми. У меня есть друзья из той же Перми и Самары, есть друзья, с которыми чуть ли не каждый день общаемся в социальных сетях, хотя вообще мы как бы враждуем. Артур верно сказал, тут все зависит от каждого человека, если ты культурный человек, уважающий себя и окружающих, то никаких проблем не возникнет. Поэтому и с врагами можно дружить, а умные люди дружат с врагами, чтобы знать их слабости.

Как выглядит болельщик «Рубина» на данный момент?

Артур: Сейчас, болельщик «Рубина» находится в неоднозначной позиции. Так как вокруг клуба много слухов, и не понятно где правда. Большинство болельщиков, сейчас, я думаю, ждет официальной информации, может быть опровержений, а может каких-либо перестановок. А образ болельщика «Рубина», сложно собрать один образ. Могу сказать, что у него точно есть шарф «Рубина». На фан-секторе – больше молодая аудитория, на западе – более взрослая и солидная, а на северной трибуне – семейный сектор.

Дмитрий: Я бы назвал образ болельщика «Рубина» — ребенком. Это мое личное мнение. Потому что люди, которые приходят на матчи, они что-то видят, чему-то пытаются научиться. Поэтому такой образ, даже если брать взрослых людей. Так как большинство болельщиков не знают, куда идти, что делать к чему стремится. А так да, в большинстве своем дружелюбные, веселые и в атрибутике.

В завершении, ваши пожелания всем болельщикам «Рубина»?

Артур: Я бы хотел попросить всех думать своей головой, оставаться разумными людьми, всегда держать голову на плечах, и не вестись на различные уловки и провокации.

Дмитрий: Я скорее хотел не попросить, а скорее пожелать, скорейшего завершения всей этой ситуации с «Рубином». Чтобы это скорее завершилось, и мы пошли к светлому и чистому будущему, чтобы у нас все получалось, и мы не когда не оставляли команду одну, поддерживали ее в любой ситуации. Чтобы мы не останавливались на достигнутом, двигались только вперед, оглядываясь только на лучшее, чтобы сделать его еще лучше, а про худшее забывали.
А что касается именно фанатского сектора, Ребята, давай те приходить за полчаса до мачта. Давай те сделаем это традицией, чтобы полсектора у нас было уже за 30 минут до матча. А во вторых, пусть люди, которые приходят на сектор смотря на вас извлекали хороший пример, а не начинали ржать на секторе и заниматься ерундой. Для этого есть и другие места. Сектор – это не то место где можно себя так вести. Мы всегда открыты, и хотим видеть на секторе таких людей, которые хотят сделать его лучше! Задумайтесь об этом.

Источник

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс