На Западе после событий в Марселе опасаются драк во время ЧМ-2018 в РФ. Почему российский футбольный хулиганизм переместился в Европу и ожидать ли беспорядков во время мундиаля?


Накануне чемпионата мира по футболу в России у многих на Западе вызывает опасение вопрос, чего ждать приезжим болельщикам от местных фанатов. Еще свежи воспоминания о последнем крупном футбольном турнире, Евро-2016 во Франции, во время которого прошли массовые столкновения с участием россиян и англичан в центре Марселя. DW рассказывает, как фан-движение в России изменилось в преддверии ЧМ-2018 и почему многие российские фанаты могут вообще уехать из страны на время мундиаля.

«Диалог с фанатами отдали на откуп силовикам»

Россия получила право на проведение мундиаля в декабре 2010 года. На церемонии оглашения страны-хозяйки турнира тогдашний министр спорта РФ Виталий Мутко повеселил весь мир своей знаменитой речью «Лец ми спик фром май харт». Но вскоре футбольным фанатам в России стало не до шуток. Примерно в то же время начало нарастать давление на них со стороны правоохранительных органов, вспоминает в интервью DW основатель Telegram-канала о фанатском движении «Мог дома сидеть» Vlad MDS.
А после событий в Марселе российские власти окончательно «прекратили диалог с фанатами и отдали его исключительно на откуп силовикам», рассказывает в беседе с DW глава Всероссийского объединения болельщиков (ВОБ) Александр Шпрыгин. Так, после драки фанатов «Спартака» и ЦСКА в конце января 2016 года, когда накануне хоккейного дерби в районе здания Госархива в Москве сошлись около 200 человек, едва ли не впервые в России было возбуждено уголовное дело по такому поводу. Прежде участники фанатских драк обычно отделывались административными штрафами.

Фанат в глазах Кремля — экстремист или лояльный
Футбольный фанатизм на российской земле зародился еще в советский период, в 1970 годы, а после распада СССР стал стремительно набирать силу. «В конце 90-х драки были беспредельными. Лидеры группировок ехали на строительный рынок и просили распилить сотню арматур по 80 см длиной. Перед дракой их раздавали. Порой даже ножи использовались», — отмечает глава ВОБ Александр Шпрыгин. В то время столкновения были массовыми, с участием сотен человек, и проходили в центре города. К началу нулевых наступил настоящий расцвет фан-движения в России, констатирует Шпрыгин.
Одновременно государство начало плотнее заниматься темой футбольных фанатов. Вскоре после массовых беспорядков на Манежной площади в Москве в июне 2002 года из-за проигрыша сборной России японцам на ЧМ Госдума приняла закон о борьбе с экстремизмом, который до этих событий подвергался серьезной критике. Примерно в то же время отдел по борьбе с экстремизмом (до 2008 года — по борьбе с оргпреступностью) обратил пристальное внимание на футбольных болельщиков, рассказывает глава ВОБ.
При этом Кремль стал вести работу с фанатами и в другом направлении. «Была масса примеров, когда власть пыталась выстроить лояльные отношения с группами некоторых команд, чтобы использовать их для своих целей», — отмечает создатель Telegram-канала о фан-движении Vlad MDS.
Упоминает об этом и журналист Михаил Зыгарь в книге «Вся кремлевская рать», описывая зарождение в 2005 году прокремлевского молодежного движения «Наши», инициированного тогдашним замглавы администрации президента Владиславом Сурковым в ответ на украинскую «оранжевую революцию»: «В подмосковном санатории, принадлежащем Управлению делами президента, состоялся первый съезд нового движения — там были активисты прежних прокремлевских групп, студенты-активисты из столичных вузов, а также представители объединений футбольных фанатов. Они должны были составить основу «молодежных отрядов правопорядка».

Лесные сражения, информационное подполье и легализация фанатов
Во второй половине 2000-х футбольные фанаты стали уходить от внимания правоохранительных органов в прямом смысле слова в лес. Причем, по словам Александра Шпрыгина, тогдашние милиционеры это даже открыто поощряли: «Сейчас такое сложно представить, но 15 лет назад опер мог вызвать лидеров фанатов и сказать: «Ребята, садитесь в электричку, езжайте в лес и друг друга хоть поубивайте, это не наша зона ответственности. А нам главное, чтобы завтра во время дерби в городе не дай бог ничего не произошло».
В результате фанатское движение разделилось на «ультрас и околофутбольщиков». Ультрас занимаются активностью на стадионе и баннерами, а околофутбольщики — драками. «Многие считают, что это уже не совсем фанатизм, а, грубо говоря, отдельный вид спорта. Люди 3-4 месяца не вылезают из спортзалов, чтобы попасть на такую драку, которая длится две минуты. При этом участники таких лесных сражений порой не могут назвать и пятерых игроков основного состава команд, за которые они дерутся», — говорит собеседник DW.

Число дерущихся тоже стало ограниченным — чаще всего происходят так называемые «забивы» (договоренности о драке) в формате от 10 до 30 человек с каждой стороны. Попасть на них могут только самые подготовленные после отбора лидерами движений. Фанатская субкультура «ушла в информационное подполье», подтверждает Vlad MDS. «Сейчас многие записанные на видео драки хранятся в частных коллекциях на компьютерах, а выкладываются через 5-6 лет», — добавляет он.
Одновременно во второй половине 2000-х многие футбольные фанаты стали «легализоваться», объясняет Александр Шпрыгин, то есть создавать объединения. Он сравнивает это с переходом на чиновничьи должности бывших лидеров ОПГ. В 2007 году был создан и ВОБ. До этого Шпрыгин входил в фан-движение московского «Динамо» и возглавлял фан-клуб этого коллектива. «С нами на постоянном контакте был министр спорта, ВОБ ввели в РФС, с нами дважды встречался Путин, президенты ФИФА и УЕФА. Я был членом оргкомитета «Россия-2018″ по Москве», — подчеркивает он. Но в один момент все изменилось.

«Профилактика перед ЧМ»
Глава ВОБ называет события в Марселе летом 2016 года «точкой надлома». «ВОБ назвали виновным за поведение болельщиков во Франции и исключили из РФС», — сетует Александр Шпрыгин. Его организация в данный момент вовсе приостановила деятельность: «Что делать дальше, будем решать уже после ЧМ, когда обстановка нормализуется». С лидерами фанатских движений в последние два года регулярно проводят профилактические беседы как сотрудники центра противодействия экстремизму, так и ФСБ. «Не все выдерживают, когда звонят из полиции, из уголовного розыска и приглашают на беседу, это продолжается систематически и чувствуется определенный «крючок», — поясняет глава ВОБ.
Он отмечает, что «беспредела» при этом не происходит, но «даже за самое незначительное нарушение на фанатов обрушивается репрессивный аппарат и процессуальные механизмы». В случае нарушений на стадионах или за пределами арен проводятся серийные обыски, задержания, допросы, заводятся уголовные дела. «Это такая профилактика в преддверии ЧМ», — резюмирует собеседник DW.
По словам создателя Telagram-канала «Мог дома сидеть», в российских органах правопорядка уже давно сформированы списки всех активных фанатов. Кроме того, в ячейки футбольных фирм (группировки радикальных фанатов), очевидно, начали внедряться люди, связанные с правоохранительными органами. «Полиция и более серьезные органы каким-то образом стали узнавать об очень многих заранее готовящихся драках», — продолжает Vlad MDS.

Иностранцы — на ЧМ в Россию, российские фанаты — из страны?
В результате давления со стороны силовиков многие фанаты «ушли из движухи, отошли от дел», констатирует основатель Telagram-канала про фан-движение. За последние годы многие региональные фанатские группы стали заявлять, что они приостанавливают свою деятельность, «пока не спадет повышенное внимание правоохранительных органов». Вполне вероятно, что немало представителей российского фан-движения вовсе окажутся за рубежом во время ЧМ-2018. «Насколько я знаю, многим фанатам рекомендовали на время ЧМ провести отпуск за пределами России, чтобы у них было алиби, если вдруг произойдут какие-то стычки», — рассказывает Vlad MDS. Слышал о подобных разговорах и Александр Шпрыгин.
Собеседники DW сходятся во мнении, что серьезных столкновений во время мундиаля ожидать не стоит. «Везде, где есть футбол, спорт, эмоции и массовые мероприятия, могут быть какие-то локальные стычки», — отмечает глава ВОБ. Однако крупные драки, как в Марселе, «невозможны при существующем уровне безопасности», уверен он. «Российская полиция будет по другому реагировать, чем полиция в Марселе, которая просто наблюдала за дерущимися. У нас в принципе не дадут даже в большие группы собираться», — предполагает Шпрыгин.
«Не знаю, что должно сейчас заставить хоть одну группировку русских фанатов настолько потерять рассудок, чтобы во время ЧМ, который будет, наверное, самым охраняемым, схлестнуться с кем-то на центральной площади города. Думаю, это точно невозможно», — вторит ему Vlad MDS.
Российский хулиганизм переместился в Европу
Негативный имидж российских болельщиков, сложившийся в последние годы в Европе, может быть связан с наметившимся трендом у фанатов из России «приехать в Европу, похулиганить и незамеченным вернуться», как формулирует Александр Шпрыгин.
«У некоторых есть такое представление, что в Европе всегда можно слиться с толпой, пронести на стадион то, что в России уже тяжело пронести, можно пить алкоголь на улице, делать все, что хочешь. Ощущение относительной безнаказанности, — подытоживает создатель Telagram-канала «Мог дома сидеть». — Людям сейчас удобнее делать это в тихой и мирной Европе, чем связываться с российскими реалиями, где все понимают, чем это грозит».

Deutsche Welle

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс