Освобождённый из тюрьмы Baumettes Сергей Горбачёв составил гид по «зоне», где сидели российские болельщики, арестованные на Евро-2016.
Российский футбольный болельщик Сергей Горбачёв, который вместе с Алексеем Еруновым и Николаем Морозовым был осуждён во Франции по делу о беспорядках на Евро-2016, рассказал во всех подробностях о полугодовом заключении в марсельской тюрьме Baumettes, которая входит в рейтинг худших в Европе.

Тюрьма

В тюрьме Baumettes одновременно содержится 3-4 тысячи человек. Она состоит из трёх больших зданий, в каждом — по тысяче человек, и нескольких мелких, вроде женского блока. За один год состав заключенных в тюрьме обновляется в среднем на 4000 человек, то есть почти полностью.

Законы

Как таковых «понятий» в Baumettes нет, в этом одно из главных её отличий от российских тюрем. В основном в ней сидят колониальные французы — молодёжь, которую у нас бы называли «беспредельщики». Они могут друг друга поливать матом, а через две минуты обниматься, целоваться, а ещё через три минуты один другого пырнёт в душе. Такое происходит сплошь и рядом, ведь никаких внутренних законов нет. Даже если у тебя есть репутация, для молодых арабов она ничего не значит. В тюрьме ты находишься в постоянном напряжении. Заключённые поумнее и постарше общаются между собой, соблюдая негласные правила, но это скорее условности.

Охрана

Охранники не являются сотрудниками правоохранительных органов, они своеобразный обслуживающий персонал. Как женского, так и мужского пола. Существует определённая иерархия. Есть шеф сержантов, который их консультирует, есть младший охранник, есть старший. Каждый занимается своим делом. Посменно. Во время прогулок работают вдвоём или поодиночке. Во время променада всегда наготове оперативная группа. Если существует угроза применения оружия, то они забегают в масках и с автоматами. Они же занимаются досмотром камер.

Марсельская тюрьма Baumettes. Вышка

Камера

В камере наших болельщиков была одна трёхъярусная кровать, стол, холодильник и телевизор. Помещение маленькое, 8-10 квадратных метров, из них свободного пространства — два метра. Холодильник работающий, как и телевизор, который показывал 30 каналов на французском. Трансляции такие, что можно было посмотреть один и тот же фильм 50 раз. Раз в неделю показывали игры английской Премьер-лиги, а также французского чемпионата и, конечно, много матчей с участием «Марселя». Кроме того, в камере можно было играть в карты и нарды.

Еда

Кормят во французской тюрьме по-разному. Были и вкусные блюда, вроде котлеты-гриль с жаренной картошкой, а могли дать какие-нибудь водоросли с непонятными добавками и чем-то вроде кус-куса. По количеству еды нас не обижали.

Полноценно кормили два раза в день: обед в 12:00 и ужин в 18:00. Например, в обед давали пластмассовый контейнер, разделённый на две части. С одной стороны, что-то вроде гречки или подобие горошка, а с другой — тефтельки. Днём какой-то фрукт или йогурт, а вечером кофе и что-то сладкое. На ужин опять контейнер с горохом и какие-нибудь сосиски. А утром йогурт и пакетик кофе. Иногда давали рыбу, но она всегда разная, часто её есть было невозможно. Однажды дали сосиски из полутухлой конины, которые пахли дерьмом.

Национальности

Более 90 % заключённых — это французы арабского происхождения. Были и «залётные» французы из местных. Из бывших стран Советского Союза сидело не так много человек. Два грузина – за кражу. Также были выходцы из Армении, Болгарии и Украины. Ещё несколько дагестанцев, чеченцев и один русский.

Кланы и банды

В Baumettes отбывают заключение представители разных преступных группировок. Был парень из неаполитанской каморры, солидный мужичок. Сидела французская мафия, корсиканская мафия. Кстати, представителей Корсики там достаточно. Они до сих пор не считают себя французами и живут по своим законам. Между бандами и враждующими кланами часто происходят стычки. Однажды на прогулке было пересечение: 20 представителей Алжира против 20 представителей Марокко, конечно, с ножами.
Есть ещё один интересный нюанс – семейное дело. Рядом с нашими болельщиками сидел парень за воровство. В соседнем блоке его отец отбывал срок за вооруженное ограбление. А в женском блоке сидели его сёстры — можно понять, как они туда попали. И такие семьи встречаются часто, у них это нормально.

Марсельская тюрьма Baumettes. Вид сверху

Драки

Драки в тюрьме – обычное дело. Людей избивают толпой, и никто не реагирует на это. Заключённые решают свои конфликты только силой, а охрана в эти драки не лезет. Но и драками эти стычки назвать нельзя. Есть такое понятие «марсельский стиль». С тобой никто драться не будет – зарежут своим куто, то есть ножом. Обычно такое происходит в местах, вроде душа или лестницы. Никаких «чистых рук», как в современном околофутболе, забудьте об этом. У каждого есть заточка – обычное дело, и никто не собирается их забирать. Периодически арабы режут друг друга прямо в камерах. Заселяют нового араба в камеру, а они друг друга понять не могут, ну и происходит конфликт.

Изнасилование там непопулярно, ведь большинство заключённых – мусульмане. Драки и убийства — в порядке вещей, но изнасилованных нет. Традиционно там в душе все моются в трусах. То есть если тебя голым увидят, то тебя просто изобьют.

Наркотики

Все курят гашиш, причём курят просто, как сигареты. Руководство тюрьмы закрывает на это глаза и только время от времени устраивает облавы. Понять, почему так происходит, нетрудно, так как во Франции всё идёт к легализации лёгких наркотиков. В стране перенасыщение мигрантами, а первое, что делает большинство мигрантов, приехавших во Францию, – продаёт гашиш и попадает в тюрьму. Ну а в тюрьме они продолжают продавать гашиш. Многие садятся в тюрьму специально, чтобы заработать побольше денег и «подняться». Половина твоей банды уже сидит, и ты просто следуешь за ними. Во время облав легко могут забрать у одного заключённого несколько десятков тысяч евро и пару кило «товара». При общении один такой арабский француз сказал, что единственная его ценность – продавать гашиш. Он не хочет учиться, не хочет уметь читать, ему не нужна семья, он уже имеет всё, что хочет.

Работа

Во французской тюрьме считается не западло работать. Если ты послушный заключённый, то можешь стать, например, старшим по этажу. Будешь развозить еду, мыть полы и выполнять всякую мелкую работу. Для таких работников двери открыты всегда, что даёт им кучу различных бонусов. Все остальные заключённые – «режимники», которые выходить могут только по запросу.

Магазин

На территории тюрьмы работает магазин, но в очень сложном и неудобном режиме. Нужно заказывать всё по листочку – ставить галочки. Через две недели твой заказ приносят, но обычно это уже совсем не то и не в том количестве, а ты уже и не помнишь, что просил. Обрабатывают только половину заказов. Закупят всё, что просят, а потом начинается воровство, утери и погрешность раздачи. Иногда тебе могут отдать какие-то ненужные излишки. Российским болельщикам принесли как-то 30 лавашей и списали за них деньги. Пришлось впихивать обратно лаваши и возвращать деньги.

Надзиратель во французской тюрьме

Есть ещё определенный магазин, который продавал электронное оборудование. За 70 евро можно купить музыкальный центр и всю ночь наслаждаться музыкой, ведь после 19:00 охранники не имеют права заходить, только в случае драки или убийств. Можно было Playstation 2 купить, но процедура сложная: необходимо написать письмо и получить разрешение на то, чтобы купить приставку. Они никому не отказывают, но отвечают через четыре-пять месяцев.

Деньги и чёрный рынок

Валюта на территории тюрьмы запрещена, но чёрного нала очень много. Он нужен для покупки наркотиков, оружия и прочих вещей. Наши болельщики были свидетелями передачи целых пачек денег. Есть специальные места, где заключённые совершают свои сделки, ведь многие садятся специально, чтобы заниматься бизнесом.
У нас с ребятами были счета, на которые с родины присылались деньги. Но система сложная и капризная. Комиссионный сбор банка – 30 евро за каждую операцию. Если приходит больше определённой суммы, то брали ещё и свой процент, а также снимают процент, который, как залоговая сумма, остаётся заблокированным на карте. Очень часто, когда сумма перевода была больше 200 евро, её просто отправляли обратно, но при этом снимали 30 евро. Потом родственники отправляли сумму ещё раз — и вновь минус 30 евро за перевод и возврат денег. Только с третьего раза перевод прошёл. Административное воровство – в порядке вещей. Когда пытаешься разобраться, что и почему, получаешь агрессию в ответ.

Гигиена

Её нет. Вообще. Размер крыс, которые свободно бегают по тюрьме, удивил бы даже черепашек ниндзя. Везде валяется мусор, всё очень грязное. Никто сор не выбрасывает в урну, кидают там, где находятся. В камерах также очень грязно. Хотя сами французы тоже очень брезгливо ко всему относятся, ведь каждый может быть потенциальным носителем какого-нибудь вируса или болезни. Когда в декабре на свободу вышел Николай Морозов, к нам подселили человека, у которого был гепатит С и целый комплект разных болезней.

Есть общий душ на прогулке. Прогулка в летнее время утром и вечером, каждая прогулка – это три часа. Если температура ниже +15, местные не моются. Мы мылись и при нуле. Все заключённые были в шоке, хотя для нас это было обычным делом. Раз в два дня можно попасть в обычный общий душ в самой тюрьме, в который заходить очень опасно. Заходишь туда, тебя снаружи запирают, и что с тобой произойдёт, никого не волнует. Если тебя там зарежут местные, то, скорее всего, пропадёшь и никто не узнает. Поначалу мы ходили только все вместе и следили друг за другом, но потом уже заработали себе репутацию, так что можно было ходить и по одному и не бояться за своё здоровье.

Медицина

У меня есть хронические проблемы со здоровьем, связанные с костями. Спорт с ними трудносовместим, но я живу с этим уже давно. Чтобы попасть к врачу во французской тюрьме, нужно написать письмо, а лучше три. Обычно после трёх писем тебя всё-таки вызывают к доктору. Между первым письмом и посещением медкабинета прошёл почти месяц. Первое, что мне предложил врач, — это сделать кардиограмму сердца. Что я мог сказать в ответ? Только возмущаться. В итоге меня просто выгнали из этого фантастического медицинского учреждения. Проблема в том, что врач не понимал, о чём я говорю, и всё воспринимал как оскорбление. Получалось, что разговор на русском языке — это уже автоматическое неуважение. После второго моего прихода удалось достучаться до врачей и объяснить свою проблему. Как бонус мне выдали два килограмма парацетамола.

Вера и церковь

Верующих в тюрьме немного. Есть мулла, но на общую мессу ходит немного людей. Православной часовни нет, есть католическая церковь и протестантская. Мы ходили в оба храма. В них собирался народ со всех блоков и просто общался между собой. Возможность увидеть грузина с другого этажа была только в церкви. Так же на этих встречах можно было делиться новостями, передавать друг другу какие-то вещи.

Спорт

Спорт для нас в тюрьме был главным занятием. Мы даже считали дни до возвращения домой с помощью занятий. Два дзюдо — и домой, три бокса — и домой. Как хорошим спортсменам и спокойным людям, нам позволили заниматься в тюремном спортзале два раза в неделю, хотя вообще норма – раз в семь дней. Ещё нас водили в соседний блок на дзюдо — спасибо Алексею Ерунову. Он переборол местного тренера, и его стали очень сильно уважать после этого. Забавно, что как только Алексей стал ходить на тренировки и даже помогать проводить их, местных становилось там всё меньше и меньше. Не любят они спортом заниматься, а мы к тренировкам относимся очень серьёзно. Постепенно все втянулись, и под конец я уже даже проводил тренировки на французском языке. Мы следили за чистотой зала и пользовались уважением шефа, за что к концу срока получили возможность тренироваться уже пять раз в неделю.

Досуг

Мне было интересно, как устроена тюрьма, поэтому я старался не пропускать никакие формы досуга: церковь, спортивный зал, школа, психолог. Психолог формирует ваш портрет. Если он вас хорошо охарактеризовал, то на суде по условно-досрочному освобождению это станет большим плюсом. В тюремной школе я получил диплом по французскому языку. А ещё выращивал лук у себя в камере. Все охранники были шокированы этим.

День российских болельщиков в марсельской тюрьме

7:00 – подъём
Я вставал, ставил лук, который выращивал, «на прогулку», то есть на окно. Потом делал разминку и чистил зубы. Затем мы встречались с охранником, он нам давал билеты на мероприятия, на которые надо было попасть.
8:00 – завтрак
У нас в холодильнике были йогурты и так далее. Всё это покупали, и очень недёшево.
9:00 — досуг
Читали книги, ходили на спорт, потом в душ и обратно в камеру.
12:00 – обед
Как уже говорил, приносили самые разные блюда – от совсем несъедобных до действительно вкусных.
13:00 – прогулка
После обеда шли на прогулку, спортом занимались и общались. Затем различные занятия.
18:00 – ужин
19:00 — вечерний обход
Когда обход закончен, ты волен делать, что хочешь — охранники не зайдут. Общепринятого отбоя не было, но заснуть долго не можешь – со всех сторон французский рэп. Все песни были об одном: гашиш, тюрьма, убивай.

Сергей Горбачёв и Алексей Ерунов в самолёте в Москву после освобождения

Чемпионат

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

  1. Неважно:

    Было любопытно почитать, спасибо.