То, что произошло с главой Всероссийского объедение болельщиков на конференции РФС и после ее окончания, вызвало широкий резонанс. Напомним, что сотрудники полиции задержали его в уборной гостиницы Holiday Inn прямо во время субботних мероприятий футбольного союза, затем он был доставлен в офис ВОБ, где до позднего вечера проходили следственные мероприятия. Об обстоятельствах этой истории в интервью «СЭ» подробно рассказал сам Шпрыгин.

large-15

 

НА БОЛЬШИХ МЕРОПРИЯТИЯХ МУЖСКОЙ ТУАЛЕТ – МЕСТО РАЗНООБРАЗНЫХ ВСТРЕЧ

Интервью завершилось весьма необычно.

– У меня горит машина, – бросил Шпрыгин. – Больше не могу говорить.

В трубке раздались короткие гудки. До этого момента разговор длился больше сорока минут.

– Судя по тому, что вы покинули зал, где проходила конференция, о присутствии полиции не догадывались?

– Понимал, что впереди еще пара часов заседания, вышел по естественной человеческой нужде. Если бы знал, что стану участником очередного остросюжетного репортажа, конечно, досидел бы до конца.

– В интернете есть видео, как вы выходите из уборной, где вас задержали. Что происходило внутри?

– Как это ни парадоксально, на больших мероприятиях мужской туалет – место разнообразных встреч. Внутри встретил коллегу-динамовца Алексея Смертина, поздоровался с ним. Помыв и высушив руки, отправился к дверям. И далее я оцепенел: навстречу шли люди в масках с корочками красного цвета. Мне сказали: «Александр Игоревич, вам необходимо проследовать с нами». Мы быстро погрузились в микроавтобус, на котором тут же поехали на Таганку в офис ВОБ.

– Вам объяснили причины задержания?

– Да, когда сели в автобус, мне представили постановление следователя, ведущего дело по статье 213, часть 2 УК РФ «Хулиганство» о драке болельщиков ЦСКА и «Спартака» 31 января этого года на Пироговке, постановление о проведение обыска (выемки) по адресу Товарищеский переулок, дом 20, строение 1. В нем указывалось: «По имеющейся у следствия информации, там могут укрываться болельщики «Спартака», причастные к этой драке». Постановление было должным образом процессуально оформлено, и следственное действие вполне законно. Но, как мне объяснил позже юрист, выдано оно на проведение следственного действия по адресу, но не на задержание. Получается, что мое задержание не совсем законно, и с точки зрения правосудия я с полицией поехал сам.

В ОФИСЕ ВОБ ПОЧТИ ЧЕТЫРЕ ЧАСА ЖДАЛИ КЛЮЧИ ОТ КАБИНЕТА

– Почему обыски длились так долго – около восьми часов?

– Ключ от кабинета президента ВОБ есть только у меня. Я его с собой не брал, поскольку посещать офис в выходной день не планировал. Все помещения и комнаты ВОБ были открыты, у охраны есть ключи – в них и провели досмотр. А в комнату руководителя оказалось невозможно попасть. Мы почти четыре часа не проводили следственных действий, томительно ожидая, когда привезут ключи. По лицам сотрудников органов я понял, что они не получают большого удовольствия от данного мероприятия и готовы поскорее его завершить. А тут столько ждали, пока с обыска, проходящего в моей квартире, доставят ключи.

– Привезли в итоге?

– Привезли вообще все до единого, которые нашли у меня дома. И передали их через форточку офиса. К моему ужасу, из огромного множества ключей нужного не нашлось. И тогда бойцы ОМОН, используя ножницы и линейку, начали вскрывать дверь. Делали это весьма корректно. По закону, если во время обыска ты сам дверь не открываешь, они имеют право ее выломать. С ноги не выбивали, но аккуратно сломали замок. Зашли в кабинет, пересмотрели всю документацию и после этого был подписан протокол-выемка, мне выдали копию с перечнем изъятого.

– Что забрали?

– Документацию, несколько жестких дисков, ноутбук. Больше времени ушло на изучение папок с документами, которые накопились в организации за почти 10 лет работы.

– А что изъяли у вас дома?

– Там все проходило без меня. Изъяли средства связи, ноутбуки, пару фанатских книг и несколько шарфов. Кроме того, провели обыск на квартире у матери – быстро управились, за 40 минут.

– Депутат Госдумы, член исполкома РФС Игорь Лебедев, комментируя ваше задержание, рекомендовал правоохранителям заняться полковником Захарченко, у которого обнаружили 9 миллиардов рублей. У вас изымали денежные средства?

– У меня ни по одному из адресов их не обнаружили. И даже если бы нашли, то совсем незначительную сумму, которая не привлекла бы внимания. В последнее время недображелатели лили поток необоснованной грязи на ВОБ, прослеживался лейтмотив: «Объединение для Шпрыгина – некая кормушка, он сколотил себе состояние». Категорически это опровергаю! У меня среднего уровня достатка семья, родители-пенсионеры обслуживаются в обычной районной поликлинике, не ездят на заграничные курорты. И обычные для москвича жилищные условия.

– Во время обыска из офиса ВОБ появился неизвестный гражданин, который так быстро побежал к белой «Ладе Приоре», что его не могли догнать. Кто это?

– Пусть в этой истории останется ореол таинственности, и никто не узнает имя человека, скрывающегося в маске на автомобиле без номеров.

ПО ДЕЛУ О ДРАКЕ ФАНАТОВ ПРОХОЖУ СВИДЕТЕЛЕМ

– Что было далее, после обыска в ВОБ?

– Меня на полицейском микроавтобусе привезли прямо к дому.

– Что сказали сотрудники органов? Когда вернут вещи?

– У меня на руках протоколы обысков по трем адресам. Из процессуальной практики в России могу сказать, что пройдет еще немало времени, прежде чем мне удастся совершить обратный обмен.

– Ваш статус по делу?

– Свидетель.

– Что за драка, дело о которой открыто?

– Зимой, в преддверии хоккейного матча, произошла стычка между болельщиками ЦСКА и «Спартака», имевшая большой резонанс. Такого не происходило уже несколько лет. Потом полиция провела спецоперацию, когда единовременно по 25 адресам прошли обыски и состоялись задержания. Расследование продолжается, дело еще не передано в суд.

– А вы каким образом имеете к тому инциденту отношение?

– Это самый интересный для меня самого вопрос.

– Видите связь между исключением ВОБ из РФС и задержанием?

– Ни один руководитель опергруппы, планируя такое мероприятие, не мог точно знать, что я непременно выйду во время конференции в уборную. Этот момент невозможно просчитать. Скорее всего, задержание планировали провести до или после конференции. Сотрудникам полиции шум в СМИ был не нужен, но вот Олег Иванович Романцев вышел покурить, за ним пошли журналисты… Не было задачи устроить театр. Театр – это как в Северной Корее, лидер компартии прямо во время заседания арестовал своего дядю, демонстративно увел, а потом суд приговорил его к высшей мере. И, как поговаривают в желтой прессе, приговор привели в исполнение, скормив осужденного собакам. Вот это жесткая показательная акция. А во время конференции никто в зал не заходил и меня не забирал.

Не думаю, что Виталий Мутко имеет к подобному прямое отношение. Он сказал, что эти два мероприятия между собой не связаны. Наверное, у кого-то не было желания, чтобы я по вопросу исключения ВОБ что-то сказал. Надеюсь, теперь предмет раздражения пропадет. Бороться не за что.

НА КОНФЕРЕНЦИИ ЭПАТАЖА НЕ ПЛАНИРОВАЛ

– Вы планировали страстное выступление на конференции, рассчитывая выйти на трибуну с российским флагом?

– Я сидел во время конференции рядом с Лебедевым, он свидетель всему – у меня был небольшой лист с тезисами, которые планировал озвучить. Я ему показывал, он меня определенным образом успокаивал: исключение – не метка на всю жизнь. К этому нужно относиться спокойно. Но я решение конференции об исключении очень переживал. Флаг не приносил, эпатажа не планировал. Мое мнение – болельщики должны быть представлены в управлении футболом, опыт ВОБ не должен пропасть, и нельзя судить по одному Марселю о почти 10 годах деятельности организации. У нас поймали на допинге нескольких легкоатлетов, а сняли всю сборную. Два члена ЦС ВОБ сидят в Марселе, а все объединение, судя по заголовкам СМИ, чуть ли не ликвидировали.

– Перед началом конференции вы говорили с Мутко. О чем, если не секрет?

– Всегда очень рад видеть президента РФС, мы поздоровались, обменялись парой фраз, а разговаривал он с Лебедевым, я просто стоял рядом.

– Каким образом видите будущее ВОБ?

– Позиция старого-нового президента РФС – и считаю ее полностью правильной – в том, что с фанатами надо работать и договариваться. Но делать это должны клубы, а акцент футбольного союза больше сместится на то, чтобы обязать их вести такую деятельность. ВОБ как организация на ближайший период времени будет заморожена. Юридически остаюсь руководителем, но нужно выработать понимание, что делать с объединением.

Сергей ЕГОРОВ, Спорт Экспресс

АВТОМОБИЛЬ ШПРЫГИНА ВОССТАНОВЛЕНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ

Машину главы ВОБ, которая была припаркована на улице Дмитрия Ульянова, оперативно потушили. По факту возгорания возбуждено уголовное дело.

– Мой «Фольксваген» восстановлению не подлежит, – сказал Шпрыгин, комментируя инцидент. – Не понимаю, кому и зачем это нужно. Тех, кто сделал такое – грязно, исподтишка, – Господь накажет. Может, это вообще какие-то сумасшедшие поджигатели машин. Пострадала не только моя машина, но и соседа. В голове не укладывается – почти в центре Москвы под объективами видеокамер какие-то люди поджигают автомобиль.

cto0wayweaeqs4p

– Он застрахован?

– Мой – да. А вот соседский – нет. Вот он-то в чем виноват? Да и, по правде говоря, уверен, что страховая компенсация покроет только часть убытков.

cto0wazxeaiffhy

– Верите, что полиция найдет виновных?

– Я дважды сталкивался с ОВД Гагаринский как потерпевший. Один раз украли спортивный велосипед, затем сняли с авто некоторые детали. Нашли. Надеюсь, когда-нибудь позвонят и скажут: «Александр, мы их поймали».

Алексей МОРОЗ, Спорт Экспресс

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

  1. неважно:

    Скучновато.
    И просто никакой борьбы за свою идеологию.
    Ну в общем и целом, уже немного осталось, меньше двух лет…

  2. Дмитрий:

    – Мой “Фольксваген” восстановлению не подлежит, – … (с)

    Саша, ВОБ дал — ВОБ взял.

  3. 1927:

    Просветите ,чем вообще этот ВОБ занимался, не по факту,а номинально заявленные функции?